Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

72

братьев к случившемуся разительно отличалось. Стейс являл собой полное спокойствие, словно примирился с неизбежным, Фрэнки, наоборот, бросал на них яростные взгляды, лицо его перекосило от злобы.

        Асторре сел на кровать.

        – Полагаю, парни, что вы уже сообразили, что к чему.

        – Рози была приманкой, – ответил Стейс. – Со своей задачей она справилась блестяще, не так ли, Фрэнки?

        – Потрясающе. – Ему с трудом удалось не сорваться на фальцет.

        – А все потому, что вы действительно ей понравились, – пояснил Асторре. – Она была от вас без ума, особенно от Фрэнки. Ей это далось нелегко. Очень нелегко.

        – Тогда почему она на это пошла? – презрительно бросил Фрэнки.

        – Потому что я дал ей много денег. Действительно много денег. Ты знаешь, что перед большими деньгами трудно устоять, не так ли, Фрэнки?

        – Нет, не знаю, – буркнул тот.

        – Полагаю, потребовалась немалая сумма, чтобы два таких умных парня, как вы, решились взять заказ на убийство дона. Миллион? Два миллиона?

        – Вы ошибаетесь, – ответил Стейс. – Мы не имеем к этому никакого отношения. Мы же не идиоты.

        – Я знаю, что стреляли вы, – гнул свое Асторре. – У вас репутация профессионалов, которые берутся только за серьезные дела. И я все проверил. Теперь я хочу знать имя посредника.

        – Вы ошибаетесь, – повторил Стейс. – У вас нет никаких оснований вешать на нас это убийство. И кто вы такой, черт бы вас побрал?

        – Я – племянник дона. Исполнитель его воли.

        Я проверял вас шесть месяцев. Когда убили дона, вас в ЛосАнджелесе не было. Вы отсутствовали целую неделю. Ты, Фрэнки, пропустил две игры своих подопечных. А ты, Стейс, не заглядывал в магазин, чтобы узнать, хорошо ли идет торговля.

        – Я был в Вегасе, – ответил Фрэнки. – И разговор получился бы более приятным, если в нас развязали. Мы тебе не гребаный Гудини «Гудини Гарри – знаменитый иллюзионист.».

        Асторре усмехнулся.

        – Это точно. А ты, Стейс?

        – Я был с подружкой на Тахо. Разве сейчас упомнишь?

        Асторре поднялся.

        – Пожалуй, мне лучше поговорить с вами по очереди.

        Он прошел на кухню, где Монца уже сварил ему кофе. Велел развести братьев по разным спальням и около каждого держать двух охранников.

        Всего у Монцы было шесть человек.

        – Вы уверены, что это они? – спросил Монца.

        – Думаю, да. Если нет, им просто не повезло.

        Мне не хотелось просить тебя об этом, Альдо, но, возможно, тебе придется помочь разговорить их.

        – Дело в том, что говорят они не всегда. В это трудно поверить, но иной раз люди попадаются очень упорные. Вот и эти двое, похоже, из таких.

        – У меня нет желания прибегать к таким методам.

        Час спустя он вошел в спальню, где держали Фрэнки. За окном снег все шел и шел. Фрэнки лежал на полу в наручниках, кандалах и смирительной рубашке.

        – Делото простое, – обратился к нему Асторре. – Назови имя посредника, и, возможно, вы выйдете отсюда живыми.

        Фрэнки злобно глянул на него.

        – Я тебе ничего не скажу, говнюк. Мы тут ни при чем. Я запомню тебя и запомню Рози.

        – Вот это ты сказал зря.

        – Ты тоже трахал ее? – спросил Фрэнки. – Ты – сутенер?

        Асторре все понял. Фрэнки не мог простить Рози предательства. Недопустимая вольность для серьезного человека, оказавшегося в столь сложной ситуации.

        – Я думаю, что ты глуповат. А ведь у вас репутация умных людей.

        – Мне наорать на то, что ты думаешь. Ты ничего не сможешь сделать, если у тебя нет доказательств.

        – Неужели? Тогда я напрасно трачу на тебя время. Пойду поговорю со Стейсом.

        По пути Асторре заглянул на кухню, выпил еще кофе. Обдумал поведение Фрэнки. Уж очень независимо тот держался, несмотря на свое незавидное положение. Оставалось надеяться, что со Стейсом ему повезет больше. Тот лежал на кровати.

        – Снимите с него смирительную рубашку, – приказал Асторре. – Но проверьте наручники и кандалы.

        – Я все понял, – первым заговорил Стейс. – Вы знаете, что у нас есть заначка. Я сделаю так, чтобы она досталась вам, и мы разбежимся.

        Асторре покачал головой.

        – Я только что переговорил с Фрэнки. Он меня разочаровал. Вроде бы про вас говорили, что вы – умные парни. А теперь ты говоришь о какихто деньгах, хотя знаешь, что речь идет об убийстве дона.

     

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск