Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

73

– Мы его не убивали.

        – Я знаю, что в это время тебя не было на озере Тахо, а Фрэнки – в Вегасе. Вы – единственные, у кого хватило бы духа взяться за это дело.

        И стреляли левши, как вы с Фрэнки. Так что я хочу знать только одно: кто ваш посредник?

        – С чего мне называть его имя? – спросил Стейс. – Я знаю, что все кончено. Вы без масок, прямо сказали, что нас заманила сюда Рози, так что живыми нам отсюда не выйти. Что бы вы сейчас мне ни пообещали.

        Асторре вздохнул.

        – Я не собираюсь дурить тебе голову. Ты, разумеется, прав. Но к смерти есть два пути, легкий и тяжелый. Я привез с собой очень квалифицированного специалиста и собираюсь отдать ему в руки Фрэнки. – К горлу Асторре подкатила тошнота: он помнил, как Альдо Монца разобрался с Фиссолини.

        – Вы только напрасно потратите время. Фрэнки ничего не скажет.

        – Возможно, – не стал спорить Асторре. – Но его будут разбирать на части и каждую принесут тебе, чтобы ты убедился, что отрезали ее от твоего брата. Я полагаю, ты заговоришь ради того, чтобы избавить его от такой участи. Нужно ли нам идти по этому пути? Стейс, почему ты хочешь прикрыть посредника? Ему полагалось прикрывать вас, а он с этим не справился.

        Стейс долго молчал.

        – Почему бы не отпустить Фрэнки?

        – Ты же понимаешь, что это невозможно.

        – Откуда вы знаете, что я вам не солгу?

        – А зачем? Что ты от этого выгадаешь? Стейс, ты можешь уберечь Фрэнки от страшных мучений. Ты должен это понимать.

        – Мы всего лишь исполнители. Вам нужен заказчик. Почему вы не можете отпустить нас?

        Асторре не счел за труд терпеливо все объяснить.

        – Стейс, ты и твой брат подрядились убить великого человека. Ради больших денег, ради того, чтобы потрафить самолюбию. Вы рискнули и проиграли, а потому должны за это заплатить, потому что так устроен мир. Второго не дано. А теперь тебе предстоит выбрать путь, легкий или тяжелый. Через час на этот стол ляжет очень важный орган Фрэнки. Поверь, мне этого не хочется, очень не хочется.

        – Откуда мне знать, что вы не блефуете?

        – А ты подумай, Стейс. Подумай, как я подставил вам Рози. Это потребовало немало времени и терпения. Подумай, как я заманил тебя в этот дом, где вас встретили восемь вооруженных людей. Это стоит больших денег. И вы оказались здесь аккурат накануне Рождества. Я очень серьезный человек, Стейс, ты сам это видишь. Даю тебе час на размышления. Обещаю тебе, если ты заговоришь, Фрэнки никогда этого не узнает.

        Асторре вернулся на кухню, где его ждал Монца.

        – Так что? – спросил он.

        – Не знаю. Но на Рождество я обещал быть у Николь, поэтому мы должны закруглиться этой ночью.

        – Мне потребуется не больше часа, – заверил его Монца. – Он или заговорит, или умрет.

        Асторре посидел у камина, потом вновь поднялся к Стейсу. Лицо пленника осунулось. Он все обдумал. Знал, что Фрэнки не заговорит, потому что в душе его теплилась надежда на спасение.

        И Стейс поверил, что Асторре выложил все карты на стол. Стейс понимал, помощи ждать бессмысленно. И ему не хотелось, чтобы Фрэнки умирал по частям. Не зря он всматривался в лицо Асторре. Суровое, бесстрастное, несмотря на молодость, лицо высшего судии.

        Снег толстым слоем лежал на рамах. В своей комнате Фрэнки грезил о том, что он в Европе с Рози, что они идут с ней по засыпанным снегом парижским бульварам, вдоль каналов Венеции.

        Снег оказывал на него магическое действие, зачаровывал.

        Стейс тревожился за Фрэнки. Они рискнули и проиграли. И их жизнь подошла к концу. Но он мог создать у Фрэнки иллюзию того, что это баскетбольный матч, в котором они уступили двадцать очков.

        – Я согласен, – сказал он Асторре. – Только пообещайте, что Фрэнки не узнает, что произошло.

        – Обещаю, – ответил Асторре. – Но если ты солжешь, я это пойму.

        – Да нет, – ответил Стейс. – Какой смысл?

        Фамилия посредника Хескоу, он живет в городе Брайтуотерс, на ЛонгАйленде. Он разведен, живет один, у него шестнадцатилетний сын, обещающий вырасти в классного баскетболиста.

        С Хескоу мы работали много лет. На этот раз он предложил нам миллион, однако мы с Фрэнки колебались. Слишком уж крупную нам предложили убрать фигуру. Мы согласились лишь после того, как он сказал, что нам не придется волноваться

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск