Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

74

изза полиции или ФБР. Все, мол, обговорено. Он также сказал нам, что у дона не осталось связей. В этом он, безусловно, ошибся, потому что вы здесь. Наверное, предложенная сумма затмила нам разум.

        – Не слишком ли много ты мне рассказываешь? – спросил Асторре.

        – Я хочу убедить вас, что говорю правду. Я понимаю, что для нас все кончено, но не хочу, чтобы Фрэнки знал об этом.

        – Не волнуйся, – ответил ему Асторре. – Я тебе верю.

        Он вышел из спальни, направился на кухню, чтобы проинструктировать Монцу. Он хотел, чтобы тот собрал все документы, удостоверения личности, водительские права, кредитные карточки…

        Он сдержал слово, данное Стейсу. Монца получил указание убить Фрэнки выстрелом в затылок без предупреждения. Стейсу тоже гарантировалась быстрая, безболезненная смерть.

        Асторре вышел из дома, сел в автомобиль и уехал в НьюЙорк. Под утро снег сменился дождем.

        Монца крайне редко не подчинялся полученному приказу, но, назначенный палачом, он посчитал, что имеет право обеспечить безопасность своих людей. Поэтому отказался от огнестрельного оружия, заменив его веревкой.

        Сначала он в сопровождении четырех охранников поднялся в комнату Стейса и задушил его, Тот не сопротивлялся. С Фрэнки все вышло подругому. Двадцать минут он пытался увернуться от петли. Двадцать ужасных минут Фрэнки Стурцо знал, что его убивают.

        Оба тела завернули в одеяла и унесли к лесу, что начинался за особняком. Уложили на землю среди густого кустарника. До весны их обнаружить не могли, а к тому времени, полагал Монца, природа позаботится о том, чтобы причина смерти навсегда осталась неизвестной.

        Но Монца не повиновался своему боссу и по другой причине. Как и дон Априле, он верил, что милосердие – прерогатива бога. Он не понимал, как можно проявить милосердие к людям, которых нанимали для того, чтобы убивать других людей. Человек не имел права прощать себе подобных. Это мог сделать только бог. Люди, проявляющие милосердие, то ли страдали безмерной гордыней, то ли забывали о чести. В отношении себя он бы никакого милосердия не потерпел.

       

Глава 9

       

        Курт Силк верил в закон, полагая, что он придуман человеком для того, чтобы обеспечить себе и своим близким мирную жизнь. Он всегда старался избегать компромиссов, которые подрывали у общества веру в справедливость, беспощадно боролся с врагами государства. И после двадцати лет борьбы его вера в торжество закона значительно ослабла.

        Только жена полностью оправдывала ожидания Силка. Политики лгали, богатые, никого не щадя, рвались к власти, бедные вымещали злобу на ком ни попадя. А ведь были еще прирожденные воры, мошенники. Садисты, убийцы. Слуги закона были чуть лучше, и когдато он всем сердцем верил, что лучшие из них служат в Бюро.

        За прошлый год он несколько раз видел один и тот же сон. Ему двенадцать лет, и он должен идти на экзамен, который занимает весь день.

        Когда он выходит из дому, мать плачет, и он понимает почему. Не сдав экзамен, он больше не увидит ее.

        Во сне он знает, что убийства приняли угрожающие масштабы и обществу пришлось обратиться к помощи психиатров. Они предложили тестпрограммы, которые позволяли определить, кто из двенадцатилетних, повзрослев, станет убийцей.

        Те, кто не мог пройти тест, бесследно исчезали.

        Ибо медики доказали, что такие люди убивают, потому что им нравится убивать. Что политические преступления, мятежи, терроризм, ревность, воровство не более чем ширма. Поэтому от генетических убийц избавлялись в раннем возрасте.

        Во сне он возвращался домой после экзамена.

        Мать обнимала и целовала его. Его дяди и двоюродные братья устраивали торжественный обед, радостно поздравляли его. А потом он остался в спальне один, трясясь от страха. Потому что знал: произошла ошибка. Не мог он сдать этот экзамен, а потому ему предстояло вырасти убийцей.

        Жене о своем сне он не рассказывал: знал, что он означает, или думал, что знал.

        Силк установил контакт с Тиммоной Портеллой более шести лет тому назад. Началось все, когда ослепленный яростью Портелла убил когото из подчиненных. Силк сразу увидел, как этим можно воспользоваться. Он заключил с Портеллой сделку: тот дает информацию о мафии в обмен на освобождение от уголовного преследования

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск