Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

86

и через несколько минут они заехали на автостоянку у маленького двухэтажного торгового центра. Все магазинчики закрылись, даже пиццерия, название которой красным неоном светилось в витрине. Они вылезли из машины.

        – Первый раз вижу, чтобы пиццерия закрывалась так рано, – пожал плечами Ди Бенедетто.

        Часы показывали только десять вечера.

        Он повел Эспинеллу к боковой двери пиццерии. Ее оставили открытой. По лестнице они поднялись на второй этаж. Попали в коридор с двумя дверьми по левую сторону и одной – по правую.

        По знаку Ди Бенедетто она проверила комнаты слева. Он ее прикрывал. Потом они вошли в правую дверь, за которой их ждал Хескоу.

        Он сидел за длинным деревянным столом, у которого стояли четыре стула. На столе лежал битком набитый рюкзак. Хескоу пожал руку Ди Бенедетто, кивнул Эспинелле. Она подумала, что никогда не видела белого человека таким белым.

        Кровь отлила у него не только от лица, но и от шеи.

        Освещала комнату тусклая лампочка, окон не было. Детективы сели за стол. Ди Бенедетто похлопал по рюкзаку.

        – Здесь все?

        – Конечно, – дрогнувшим голосом ответил Хескоу.

        Эспинелла подумала, что человек, который несет в рюкзаке пятьсот тысяч баксов, имеет право нервничать. Но тем не менее оглядела комнату на предмет подслушивающих устройств.

        – Давай глянем, – бросил Ди Бенедетто.

        Хескоу развязал тесемки. На стол высыпалось пачек двадцать, перехваченных бечевками. Две пачки двадцаток, остальные – сотенных.

        Ди Бенедетто вздохнул.

        – Гребаные двадцатки. Ладно, убирай.

        Хескоу засунул пачки в рюкзак, завязал тесемки.

        – Мой клиент требует скорейшего выполнения заказа.

        – Уложимся в две недели, – ответил Ди Бенедетто.

        – Годится, – кивнул Хескоу.

        Эспинелла закинула рюкзак за плечо. Легковат, подумала она. Полмиллиона – невелика ноша.

        Увидела, как Ди Бенедетто пожимает руку Хескоу, и ей вдруг захотелось как можно быстрее выбраться из этой комнатушки. Повернулась, открыла дверь, двинулась вниз по лестнице, одной рукой держась за лямки рюкзака, второй готовясь в любой момент выхватить пистолет. Услышала позади шаги Ди Бенедетто.

        Они вышли в холодную ночь, мокрые от пота.

        – Положи рюкзак в багажник, – прошептал Ди Бенедетто. Сел за руль. Раскурил сигару.

        Эспинелла открыла дверцу, села рядом.

        – Где будем делить бабки? – спросил Ди Бенедетто.

        – Только не у меня. Там нянька.

        – И не у меня. Дома жена. Как насчет номера в мотеле?

        Эспинелла скорчила гримаску. Ди Бенедетто улыбнулся:

        – Тогда у меня в кабинете. Дверь закроем на ключ. – Она рассмеялась. – Проверь еще раз багажник. Убедись, что он заперт.

        Эспинелла не стала спорить. Вылезла из машины, открыла багажник, достала рюкзак. В этот момент Пол повернул ключ зажигания.

        Взрывом вышибло все витрины в торговом центре. Автомобиль взлетел в воздух, превратившись в груду металла. Ди Бенедетто погиб на месте. Эспинеллу Вашингтон отбросило футов на десять. Она сломала руку и ногу и потеряла сознание от дикой боли в выбитом глазу.

        Хескоу, уходившего через черный ход пиццерии, взрывной волной бросило на стену. Он запрыгнул в свой автомобиль и через двадцать минут был в Брайтуотерсе. Плеснул в стакан виски и проверил четыре пачки сотенных, которые позаимствовал из рюкзака. Сорок штук – неплохая премия. Он решил, что даст сыну две штуки на мелкие расходы. Нет, одну. А остальные пригодятся на черный день.

        В ночном выпуске новостей о взрыве сообщили первой строкой. Один детектив погиб, второй получил тяжелые ранения. На месте происшествия найден рюкзак с огромной суммой денег. Какой именно, комментатор не сказал.

        Когда двумя днями позже Эспинелла Вашингтон пришла в сознание, она не удивилась вопросам о том, откуда взялся рюкзак с деньгами и почему в нем оказалось не полмиллиона, а на сорок тысяч меньше. Она заявила, что не имеет понятия, что это за деньги. Ее спросили, что делали главный детектив и его заместитель в столь укромном месте. Она отказалась отвечать, сославшись, что встретились они там по личному делу. Но она ужасно разозлилась за то, что ей устроили допрос с пристрастием, едва она успела прийти в себя.

        Видать, управлению на нее наплевать. Они не желали принимать во внимание

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск