Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

91

к твоему дому через полчаса. Позвоню по домофону. Будь готова и немедленно спускайся. Захвати все ключи. Мы поедем к тебе на работу.

        Едва Асторре позвонил, Николь в синем кожаном пальто и с большой сумкой спустилась вниз.

        Поцеловала его в щеку, но не решилась произнести и слова, пока они не сели в машину. Она объяснила шоферу, как добраться до ее конторы, а потом они молчали, пока не поднялись в кабинет Николь.

        – А теперь скажи, зачем тебе понадобился этот документ? – спросила Николь.

        – Этого тебе знать незачем.

        Асторре знал, что ответ ее рассердил, но она открыла сейф и достала папку.

        – Сейф не закрывай, – остановил ее Асторре. – Мне еще нужна пленка, на которую ты записала нашу беседу с Силком.

        Николь протянула ему папку.

        – На эти документы ты имеешь право. А на пленку, даже если бы она и существовала, – нет.

        – Давнымдавно ты говорила мне, что записываешь все разговоры, что ведутся в твоем кабинете, Николь. И я наблюдал за тобой во время того совещания. Уж очень ты была довольна собой.

        Николь рассмеялась.

        – Ты изменился. Раньше ты и рядом не стоял с теми говнюками, которые думали, что могут читать мысли других.

        Асторре печально улыбнулся.

        – Я думал, что ты попрежнему благоволишь ко мне. Поэтому никогда и не спрашивал, что именно ты вымарала из досье твоего отца, прежде чем показать его мне.

        – Ничего я не вымарывала, – холодно ответила Николь. – И я не дам тебе пленку, пока ты не скажешь, что все это значит.

        Асторре выдержал паузу.

        – Хорошо, ты уже большая девочка, – и рассмеялся, увидев, как яростно сверкнули ее глаза, презрительно искривились губы. Такой же она предстала перед ним и ее отцом много лет тому назад. – Ты всегда хотела играть в высшей лиге.

        И тебе это удалось. Как адвокат ты на многих нагнала страху. Тебя боятся, как раньше боялись твоего отца.

        – Он был не таким плохим, как его расписывали пресса и ФБР, – огрызнулась Николь.

        – Да, да, – покивал Асторре. – Вчера вечером Тиммона Портелла похитил Марка. Но волноваться не о чем. Этой ночью я захватил Бруно. Теперь мы можем их обменять.

        – Ты похитил человека? – изумленно переспросила Николь.

        – Как и они. Им очень хочется заполучить банки.

        – Так отдай им эти гребаные банки! – взвизгнула Николь.

        – Ты не понимаешь, – голос Асторре остался ровным и спокойным. – Мы ничего им не дадим.

        У нас есть Бруно. Если они причинят вред Марку, я разберусь с Бруно.

        Николь с ужасом смотрела на него. Асторре не отвел глаз, поднял руку, коснулся золотого медальона.

        – Да, мне придется его убить.

        У Николь задрожали губы.

        – Нет, Асторре, ты же не такой.

        – Теперь ты все знаешь, – ответил ей Асторре. – Я не тот человек, который продаст банки после того, как они убили твоего отца и моего дядю. Но мне нужны пленка и документ, чтобы обо всем договориться и вернуть Марка без кровопролития.

        – Лучше продай им банки, – прошептала Николь. – Мы все разбогатеем. Это же ничего не изменит.

        – Для меня изменит. Изменило бы и для дона.

        Николь молча сунула руку в сейф, достала конверт, положила его на папку.

        – Проиграй запись, – попросил Асторре.

        Николь достала из конверта кассету, вставила в магнитофон. Силк вновь изложил свой план поимки Портеллы.

        Асторре взял папку, конверт с вновь вложенной в него кассетой.

        – Сегодня же я тебе все верну, и Марка тоже.

        Не волнуйся. Ничего не произойдет. А если я ошибаюсь, им придется хуже, чем нам.

        В начале первого Асторре, Альдо Монца и Бруно Портелла сидели в отдельном кабинете ресторана «Паладин», расположенного в районе Восточных Шестидесятых улиц.

        Бруно статус заложника совершенно не тревожил. Он весело рассказывал Асторре о том, как провел первую половину дня.

        – Знаешь, я всю жизнь прожил в НьюЙорке, но понятия не имел, что в Центральном парке есть зоопарк. Жаль, что многие об этом не знают.

        Зоопаркто очень хороший.

        – Значит, ты хорошо провел время, – добродушно ответил Асторре, подумав о том, что может произойти, если события будут развиваться не по намеченному им сценарию. Что ж, в этом случае у Бруно останутся хорошие впечатления о последних предсмертных часах. Дверь кабинета распахнулась, вошел владелец

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск