Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

93

заставило нас изменить планы на этот вечер?

        Легкое пренебрежение, проступавшее сквозь предельно вежливый тон, разъярило Портелду.

        И он знал, что упадет в их глазах, когда они узнают о двуличии Силка. Но рассказал им все.

        Тулиппа доел конфетку и повернулся к нему.

        – Ты хочешь сказать, что его кузен Маркантонио Априле был у тебя в руках и ты поменял его на своего брата Бруно, не проконсультировавшись с нами? – голос его сочился презрением.

        – Я не мог пожертвовать братом, – ответил Портелла. – А кроме того, если в я не пошел на этот обмен, мы бы угодили в ловушку Силка.

        – Это справедливо, – кивнул Тулиппа. – Но ты один не имел права принимать это решение.

        – Да? Тогда кто…

        – Мы все! – рявкнул Тулиппа. – Потому что мы – твои партнеры.

        Портелла смотрел на него, гадая, что мешает ему убить этого сукиного сына. Но потом вспомнил пятьдесят желтых шляп, взлетавших в воздух.

        Генеральный консул прочитал его мысли и не замедлил вмешаться:

        – Мы все воспитаны в разных культурных традициях, и шкала ценностей у каждого из нас своя.

        Мы должны притираться друг к другу. Тиммона – американец, ему не чужда сентиментальность.

        – Его брат – безмозглый кусок дерьма, – вырвалось у Тулиппы.

        Рубио погрозил ему пальцем:

        – Инсио, перестань накалять атмосферу. Мы все имеем право улаживать наши личные проблемы.

        Граззелла улыбнулся.

        – Совершенно верно. Вот ты, Инсио, никогда не рассказывал нам о своих секретных лабораториях. Своем желании обзавестись новым оружием. Идеято глупая. Неужели ты думаешь, что правители этого мира потерпят такую угрозу? Они просто изменят законы, которые сейчас защищают нас и способствуют нашему процветанию.

        Тулиппа рассмеялся. Совещание нравилось ему все больше.

        – Я – патриот. Я хочу, чтобы Южная Америка смогла защитить себя от таких стран, как Израиль, Индия, Ирак.

        Рубио усмехнулся.

        – Я и не знал, что ты у нас – националист.

        Портелле, однако, было не до смеха.

        – У меня серьезные проблемы. Я думал, что Силк мне друг. Я вложил в него кучу денег. А теперь получается, что он охотится за мной и вами.

        – Мы должны отказаться от этого проекта, – твердо заявил Граззелла. От его улыбчивое™ не осталось и следа. – Придется остановиться на чемто меньшем. Найти другое решение. Забыть про Курта Силка и Асторре Виолу. Такие враги слишком опасны. Мы не можем идти по пути, который может привести к нашей гибели.

        – Для меня это не выход, – ответил Портелла. – Силк с меня не слезет.

        Тулиппа его поддержал.

        – Странно слышать от тебя столь миролюбивые речи, – сказал он Граззелле. – Учитывая твою репутацию. На Сицилии ты убивал судей и полицейских. По твоему указанию застрелили губернатора и его жену. Ты и твой клан убили армейского генерала, посланного разгромить вас.

        А теперь ты предлагаешь отказаться от проекта, который может принести нам миллиарды долларов. И бросить нашего друга Портеллу.

        – Я собираюсь избавиться от Силка, – продолжил Портелла. – Что бы вы на это ни сказали.

        – Это очень опасное решение, – заметил генеральный консул. – ФБР может объявить вендетту. Они задействуют все свои ресурсы, чтобы выследить убийцу.

        «– Я согласен с Тиммоной, – высказал свое мнение Тулиппа. – ФБР действует в рамках закона, и это нам только на руку. Я могу предоставить в ваше распоряжение киллеров, которые через несколько часов после завершения операции уже будут лететь в Южную Америку.

        Рубио повернулся к Инсио.

        – Мы с тобой практически ничем не рискуем в силу нашего дипломатического статуса. Майкл сможет вернуться на Сицилию. Так что вся эта махина обрушится на тебя, Тиммона.

        – В крайнем случае я смогу спрятать его в Южной Америке, – предложил Тулиппа.

        Портелла вскинул руки.

        – Об этом мы еще успеем поговорить. Сейчас мне нужна ваша поддержка. Майкл, ты согласен?

        Лицо Граззеллы стало бесстрастным.

        – Да, согласен. Но меня бы больше тревожил Асторре Виола, а не Курт Силк.

       

Глава 11

       

        Получив кодированное послание Хескоу с просьбой о встрече, Асторре принял необходимые меры предосторожности: Хескоу мог переметнуться на сторону врага. Поэтому, вместо того чтобы ответить на послание, Асторре в полночь появился в доме

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск