Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

96

жить на Сицилии. Поэтому мы можем проводить вместе только один месяц.

        Асторре повернулся к дону Априле:

        – Дядя, но ты можешь жениться на Катерине и жить здесь. Я останусь с тобой. Я не хочу уезжать с Сицилии.

        Катерина и дон Априле рассмеялись.

        – Послушай меня, – заговорил дон. – Мне пришлось потратить немало усилий, чтобы остановить вендетту против Катерины. Если мы поженимся, старая вражда вновь проснется. Они могут смириться с тем, что Катерина моя любовница, а не жена. Нас это тоже устраивает, мы счастливы и свободны. Опять же, мне не нужна жена, которая отказывается принимать мои решения. Так что, раз она отказывается покинуть Сицилию, я ей не муж.

        – И это был бы позор. – Катерина поникла головой, из глаз потекли слезы.

        Асторре ничего не понимал.

        – Но почему? – спросил он. – Почему?

        Дон Априле вздохнул. Затянулся сигарой, отпил анисовой.

        – Ты должен понять. Отец Сигузмундо был моим братом.

        Асторре помнил, что их объяснение его не убедило. Романтизм ребенка не позволял ему поверить, что двоих людей, которые любят друг друга, могло чтото остановить. И только теперь он осознал, какое тяжелое решение пришлось принимать его дяде и тете. Если бы он женился на Катерине, все родственники дона стали бы его врагами. Конечно же, они знали, что отец Сигузмундо был злодеем, но родная кровь искупала все грехи. А такой человек, как дон, не мог жениться на убийце своего брата. Катерина не могла просить о такой жертве. А если она подозревала, что дон какимто образом причастен к убийству ее мужа? Однако они оставались рядом вопреки понятиям, впитанным с молоком матери.

        Но он находился в Америке, не в Сицилии.

        И на исходе ночи Асторре принял решение. Утром позвонил Николь.

        – Я заеду за тобой, и мы вместе позавтракаем.

        А потом заглянем к Силку в ньюйоркское отделение ФБР.

        – Дело серьезное, так? – спросила Николь.

        – Да. За завтраком все расскажу.

        – Ты договорился о встрече? – спросила Николь.

        – Нет, это твоя работа.

        Часом позже они завтракали в ресторане роскошного отеля, славящегося широко расставленными столами, дабы посетители могли беседовать, не беспокоясь о том, что их подслушают.

        Николь предпочитала плотный завтрак, позволяющий запастись энергией на целый рабочий день. Асторре ограничился стаканом апельсинового сока и чашечкой кофе. Вместе с корзинкой рогаликов они обошлись ему в двадцать долларов.

        – Просто грабители, – с улыбкой пожаловался он Николь.

        – Ты платишь за атмосферу, – Николь шутку не восприняла. – Импортную скатерть, салфетки, приборы. Так что случилось?

        – Я хочу выполнить свой гражданский долг.

        У меня есть информация, полученная из абсолютно надежного источника, что завтра ночью Курта Силка и его семью убьют. Я хочу его предупредить. Я хочу, чтобы он знал, что предупреждение исходит от меня. Но он спросит, кто мой осведомитель, а вот этого я ему сказать не могу.

        Николь отодвинула пустую тарелку, откинулась на спинку стула.

        – Откуда только берутся такие идиоты. Господи, я надеюсь, ты к этому отношения не имеешь?

        – Откуда у тебя такие мысли?

        – Не знаю. Может, из подсознания. А почему не обойтись анонимным звонком?

        – Я хочу прославиться хорошими делами.

        У меня складывается впечатление, что в последнее время меня никто не любит, – он улыбнулся.

        – Я тебя люблю, – Николь наклонилась к нему. – Ладно, наша версия такова. Когда мы вошли в отель, нас остановил незнакомец и шепнул тебе о готовящемся покушении. В сером костюме, белой рубашке, темном галстуке. Среднего роста, смуглый, итальянец или испанец. В мелочах наши показания могут разниться. Я буду свидетелем, а он знает, что со мной шутки плохи.

        Асторре заразительно засмеялся.

        – Так тебя он боится больше, чем меня.

        Николь улыбнулась.

        – И я знакома с директором ФБР. Ас политических интриг должен таким быть. Я позвоню Силку и попрошу его принять нас.

        Она достала из сумочки телефон и набрала номер.

        – Мистер Силк, это Николь Априле. Со мной мой кузен Асторре Виола. У него есть важные сведения, которые он хочет сообщить вам. – Пауза. – Слишком поздно. Мы будем у вас в течение часа, – и она оборвала связь, не дожидаясь ответа.

        Часом позже

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск