Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

97

Асторре и Николь входили в кабинет Силка, просторное, угловое помещение с пуленепробиваемыми полароидными стеклами, пропускающими свет, но скрывающими все, что находилось за ними.

        Силк поднялся изза огромного стола. Перед ним стояли три кресла, обитые черной кожей. На стене за столом висела обычная школьная доска.

        В одном из кресел сидел Билл Бокстон.

        – Вы записываете наш разговор? – спросила Николь.

        – Естественно.

        – Мы записываем все, – добавил Бокстон, – даже просьбу принести кофе и пончики. Мы также записываем переговоры с теми, кого, возможно, придется отправить в тюрьму.

        – А вы, однако, остряк, – в голосе Николь сквозила издевка. – Даже если вы прыгнете выше головы, меня отправить в тюрьму вам не удастся.

        Лучше бы вам тратить время на чтото более полезное. Мой кузен Асторре Виола пришел сюда добровольно, чтобы сообщить важную информацию. Я здесь для того, чтобы защитить его от любых противоправных действий, которые могут последовать с вашей стороны после того, как он выполнит свой гражданский долг.

        В это утро Курт Силк не был столь любезен, как прежде. Сев за стол, указал гостям на кресла.

        – Хорошо. Слушаю вас.

        Враждебность специального агента Асторре не смутила. Он встретился с Силком взглядом.

        – Я получил информацию, что завтра на ваш дом будет совершено вооруженное нападение.

        Поздней ночью. Цель нападения – убить вас по какойто причине.

        Силк не отреагировал. Замер. А вот Бокстон вскочил, оказался за спиной Асторре.

        – Курт, сохраняй спокойствие, – сказал он своему шефу.

        Силк поднялся. Его тело буквально вибрировало от ярости.

        – Это старый мафиозный трюк. Он готовит операцию, а потом срывает ее. И думает, что я его поблагодарю. Откуда у вас появилась эта информация?

        Асторре повторил версию, предложенную ему Николь.

        Силк повернулся к ней:

        – Вы – тому свидетель?

        – Да, – кивнула Николь, – только я не слышала, что говорил тот мужчина.

        – Вы арестованы, – бросил Силк Асторре.

        – За что? – спросила Николь.

        – За угрозы сотруднику федерального ведомства.

        – Я думаю, вам лучше позвонить директору, – предложила Николь.

        – Здесь решения принимаю я.

        Николь взглянула на часы.

        – По указу президента, – продолжил Силк, – я имею право задержать вас и вашего клиента на сорок восемь часов без судебного ордера, если сочту, что вы угрожаете национальной безопасности.

        Глаза Асторре широко раскрылись.

        – Это правда? Вы действительно это можете? – В голосе слышалось изумление ребенка. Такие властные полномочия произвели на него впечатление. Он повернулся к Николь и весело добавил:

        – Слушай, а ведь это все больше и больше напоминает Сицилию.

        – Если вы это сделаете, – ледяным тоном отчеканила Николь, – ФБР десять лет будут таскать по судам, а вас сдадут в архив. У вас есть время переправить семью в безопасное место и подготовиться к встрече с убийцами. Они не знают, что вас информировали о готовящемся нападении.

        Если вы когонибудь захватите, то сможете их допросить. Мы говорить ничего не будем. Или предупреждать их.

        Силк обдумал ее слова. Бросил на Асторре презрительный взгляд.

        – По крайней мере, я уважал вашего дядю.

        Асторре улыбнулся ему.

        – То были другие времена и другая страна, хотя вы ничуть не изменились, с вашими секретными указами. – Ему оставалось только гадать, как отреагировал бы Силк, узнав истинную причину.

        Ведь он спас его только потому, что провел вечер в компании его жены и влюбился в созданный им образ.

        – Я не верю ни единому вашему слову, но мы будем действовать так, словно завтра ночью нападение должно состояться. Если ничего не случится, я посажу вас за решетку, да и вас тоже, адвокат. Но почему вы мне все это рассказали?

        Асторре улыбнулся.

        – Потому что вы мне нравитесь.

        – Выметайтесь отсюда! – рявкнул Силк. Повернулся к Бокстону. – Пригласи сюда командира спецгруппы и попроси моего секретаря соединить меня с директором.

        Еще два часа их допрашивали подчиненные Силка. Сам Силк в это время говорил с директором по каналу закрытой связи.

        – Ни в коем случае не арестовывай их, – приказал директор. – Если пресса чтото прознает, нас поднимут на смех. И близко не подходи

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск