Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

100

что вы так хорошо выглядите.

        Я беспокоился о вашем самочувствии.

        – Да, я поправилась. – Глаз Эспинеллы сверкнул. – А вот Полу не повезло. Мы были хорошими друзьями, знаешь ли, помимо того, что он был моим боссом.

        – Да, жаль Пола, – вздохнул Хескоу.

        – Мне нет нужды показывать тебе мой жетон, так? – спросила Эспинелла. – Я хочу, чтобы мы прошли в комнату для допросов. Это здесь, в здании аэропорта. Ты ответишь на мои вопросы, а потом улетишь.

        – Хорошо, – Хескоу поднялся, взял «дипломат».

        – И никаких фортелей, а не то пристрелю на месте. Как это ни странно, но с одним глазом я стала стрелять лучше. – Она тоже встала, взяла его под руку и повела по лестнице в мезонин, где находились административные помещения авиакомпаний. Они прошли по длинному коридору, потом Эспинелла открыла одну из дверей, пропустила Хескоу вперед. Его удивили не столько размеры помещения, сколько двадцать больших экранов, за которыми наблюдали двое мужчин в форме. Сидя в удобных креслах, они ели сандвичи и пили кофе. Один из них встал, повернулся к ним:

        – Привет, Эспинелла. Чтонибудь случилось?

        – Да нет, просто хочу побеседовать с этим парнем в комнате для допросов. Открой нам дверь.

        – Сейчас. Ктонибудь из нас тебе не нужен?

        – Нет. Разговор будет по душам.

        – Ага, один из твоих знаменитых душевных разговоров. – Он рассмеялся, пристально посмотрел на Хескоу. – Я видел тебя внизу. Ты ел клубничный торт, так? – Он провел их к двери в дальнем конце зала, повернул ключ в замке, открыл ее. А после того как Эспинелла и Хескоу переступили порог, запер их в комнате для допросов.

        Присутствие, пусть и за дверью, других копов подбодрило Хескоу. Да и комната скорее подходила для отдыха, а не допросов: диван, стол, три удобных стула. И розовые стены, увешанные фотографиями и рисунками самолетов.

        Эспинелла усадила Хескоу на стул, стоящий перед столом, на который села сама, глядя на него сверху вниз.

        – Может, перейдем к делу? – спросил Хескоу. – Мне бы не хотелось опаздывать на самолет.

        Эспинелла не ответила. Наклонилась, взяла с колен Хескоу «дипломат». Хескоу дернулся. Она открыла «дипломат», пробежалась взглядом по содержимому, в том числе и по пачке сотенных.

        Взяла один из фальшивых паспортов, раскрыла его, вновь положила в «дипломат», вернула его Хескоу.

        – Ты очень умный человек. Понял, что пора сматываться. От кого ты узнал, что я тебя ищу?

        – А почему вы должны меня искать? – спросил Хескоу. Теперь, когда она вернула ему «дипломат», он чувствовал себя увереннее.

        Эспинелла сдвинула заплатку, чтобы он мог увидеть пустую глазницу. Но Хескоу даже не мигнул: ему случалось видеть раны и пострашнее.

        – Изза тебя я осталась без глаза. Только ты мог подставить Пола и меня.

        – Вы не правы, совершенно не правы, – Хескоу заговорил с абсолютной искренностью, свойственной специалистам его профиля. – Если бы я это сделал, я бы взял деньги, вы это должны понимать. Послушайте, мне нужно успеть на самолет. – Он расстегнул рубашку, отлепил от тела две пачки по десять тысяч долларов, положил на стол. – Они – ваши. И деньги в «дипломате».

        Всего тридцать штук.

        – Однако, – усмехнулась Эспинелла. – Тридцать штук. Огромные деньги за один глаз. Хорошо. Но ты должен назвать мне имя человека, который заплатил тебе, чтобы посчитаться с нами.

        Хескоу принял решение. У него был лишь один шанс остаться в живых – попасть на самолет.

        И он знал, что Эспинелла не блефует. Ему не один раз приходилось иметь дело с такими вот маньяками, для которых человеческая жизнь не стоила и цента.

        – Послушайте, вы должны мне поверить. Я и представить себе не мог, что этот парень попытается убить двух высокопоставленных копов. Я действительно сказал о заказе Асторре Виоле, чтобы он мог гденибудь затаиться. Я никак не ожидал, что он решится на такое.

        – Хорошо. А теперь скажи, кто его заказал?

        – Пол знал. Он вам не говорил? Тиммона Портелла.

        Эспинеллу охватила ярость. Жирный врун!

        – Встань, – бросила она Хескоу. Внезапно в ее руке появился пистолет.

        Хескоу пришел в ужас. Ему уже доводилось видеть такой взгляд, да только на месте жертвы он оказался впервые. Мелькнула мысль о том, что вместе с ним умрут и пять миллионов

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск