Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

104

компании и продает им страховые полисы.

        Мы могли бы возбудить против него уголовное дело, но бизнесмены нас не одобрят. С его помощью они решили проблему безопасности персонала в Южной Америке. А вот Портелле бежать некуда.

        Сестак холодно улыбнулся.

        – И каковы правила игры?

        – Приказ директора – никаких массовых убийств. Мы только защищаемся. Особенно против Асторре.

        – Другими словами, если с Асторре чтото случится, мы плакать не будем.

        Силк надолго задумался.

        – Пожалуй, что да.

        Неделей позже федеральные аудиторы нагрянули в банки Априле, а Силк лично пожаловал в кабинет мистера Прайора.

        – Я люблю встречаться с людьми, которых, возможно, мне придется отправить в тюрьму, – заявил он, пожав руку мистеру Прайору. – Можете вы помочь нам и спрыгнуть с поезда до того, как будет поздно?

        Мистер Прайор одарил его отеческим взглядом.

        – Уверяю вас, вы взяли не тот след. Управляемые мною банки работают в полном соответствии с национальным и международным законодательством.

        – Я лишь хотел сообщить вам, что мы досконально изучим вашу биографию. И остальных тоже. Я очень надеюсь, что вы чисты. В частности, не имеете никакого отношения к исчезновению братьев Стурцо.

        Мистер Прайор улыбнулся.

        – Я в этом абсолютно уверен.

        После ухода Силка мистер Прайор откинулся на спинку кресла, глубоко задумался. Ситуация становилась опасной. А если они выследят Рози?

        Он вздохнул. С ней надо чтото делать.

        Силк уведомил Николь, что назавтра ждет ее и Асторре в своем кабинете. Он совершенно не понимал людей, с которыми схлестнулся, да и не хотел понимать. Он лишь презирал Асторре, как презирал любого нарушителя закона. Он не понимал, что движет истинным мафиозо.

        Асторре верил в традиции. Его последователи любили его не только изза присущей ему харизмы, но потому, что превыше всего он ставил честь.

        Истинный мафиозо мстил за любое оскорбление, нанесенное ему или его cosca. Он никогда не подчинялся воле другого человека или государственного ведомства. В этом крылась его сила. Его воля доминировала над всем остальным; он объявлял, что справедливо, а что – нет. И его решение спасти семью Силка скорее указывало на слабость, а не на силу характера. Однако, входя вместе с Николь в кабинет Силка, он всетаки ожидал услышать слова благодарности, рассчитывал, что Силк поумерит свою враждебность.

        На этот раз к их приему подготовились с особой тщательностью. В приемной Асторре и Николь обыскали. Силк встретил их стоя за столом.

        Сухо предложил сесть. Один из охранников запер дверь.

        – Наш разговор записывается? – спросила Николь.

        – Да, – кивнул Силк. – Ведется звуко– и видеозапись. – Он помолчал. – Я хочу, чтобы вы понимали: ничего не изменилось. Я попрежнему считаю вас отбросами, которым нет места в этой стране. Я не верю, что дон был честным человеком. Я не верю вашей байке об информаторе.

        Я думаю, вы участвовали в подготовке нападения на мой дом, а потом предали ваших сообщников, рассчитывая на более лояльное отношение. Такая дьявольская хитрость вызывает у меня отвращение.

        Асторре поразился тому, что Силку практически удалось нащупать истину. И даже проникся к нему уважением. Но при этом Силк сильно обидел его. Этому человеку было чуждо чувство благодарности. Всетаки он, Асторре, спас и его самого, и его семью. Противоречивость собственных чувств вызвала у него улыбку.

        – Вы думаете, это забавно? Одна из ваших мафиозных шуток? – процедил Силк. – Я в две секунды сотру с вашей физиономии эту ухмылку.

        Он повернулся к Николь.

        – Вопервых, Бюро требует, чтобы вы рассказали нам, когда, как и где вам стало известно о готовящемся нападении на мой дом. Сказочка вашего кузена нас не устраивает. Вы меня удивляете, адвокат. Я думаю о том, чтобы предъявить вам обвинение в соучастии.

        – Попытаться вы можете, – холодно ответила Николь, – но для начала я предлагаю вам проконсультироваться с директором.

        – Кто рассказал вам о подготовке нападения на мой дом? Нам нужно имя настоящего осведомителя.

        Асторре пожал плечами.

        – Добавить мне нечего.

        – Такой ответ нас не устраивает, – отрезал Силк. – Давай говори прямо. Ты – преступник.

        Убийца. Я знаю, что ты взорвал Ди Бенедетто

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск