Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

105

и Вашингтон. Мы расследуем исчезновение братьев Стурцо, проживавших в ЛосАнджелесе. Ты убил трех бандитов Портеллы и участвовал в похищении человека. В конце концов мы все равно тебя прижмем. И тогда ты станешь обычным куском дерьма.

        Впервые Силку удалось зацепить Асторре, маска дружелюбия начала сползать с его лица. Он поймал полный жалости взгляд Николь. И позволил себе чутьчуть разрядиться.

        – Я не жду от вас никакой милости. Вы даже не знаете, что означает слово «честь». Я спас вашу жену и дочь. Если в не я, они бы сейчас лежали в земле. А вы пригласили меня сюда, чтобы оскорбить и унизить. Ваши жена и дочь живы лишь благодаря мне. Хотя бы за это вы должны выказывать мне уважение.

        Силк сверлил его взглядом.

        – Я ничего тебе не должен. – Но его распирала дикая злоба: как ни крути, а он был у Асторре в долгу.

        Асторре поднялся, чтобы выйти из кабинета, но охранник вновь усадил его на стул.

        – Я превращу твою жизнь в ад, – пригрозил Силк.

        Асторре пожал плечами.

        – Делайте что угодно. Но вот что я вам скажу.

        Я знаю, что вы способствовали убийству дона Априле. Лишь потому, что вы и Бюро хотите завладеть банками. – При этих словах уже два охранника двинулись к нему, но Силк знаком остановил их. – Я знаю, что в ваших силах остановить нападки на моих близких. И я сейчас говорю вам, что отныне вы несете ответственность за их жизнь.

        – Вы угрожаете сотруднику федерального ведомства? – вкрадчиво спросил Билл Бокстон.

        – Разумеется, нет, – ответила за Асторре Николь. – Он лишь просит о помощи.

        Взгляд Силка стал еще более холодным.

        – Что же касается твоего любимого дона…

        Должно быть, ты не прочел досье, которое я передал Николь. Твой любимый дон приказал убить твоего отца, когда тебе было только три года.

        Асторре мигнул и повернулся к Николь.

        – Это та часть досье, которую ты вымарала?

        Николь кивнула.

        – Я не думала, что это правда, и не хотела, чтобы ты об этом знал. Эти странички только причинили бы тебе боль.

        Асторре почувствовал, что кабинет Силка плывет у него перед глазами, но взял себя в руки.

        – Это не имеет ни малейшего значения.

        Николь посмотрела на Силка.

        – Если у вас больше нет вопросов, мы можем идти?

        Неожиданно Силк вышел изза стола и ладонью легонько стукнул Асторре по голове, удивив этим не только Асторре, но и себя, потому что никогда раньше такого с ним не случалось. Ударом этим он продемонстрировал свое презрение, которое маскировало бушующую в нем ярость. Асторре спас его семью, и Силк осознал, что этого ему никогда не забыть. Асторре не отрывал глаз от лица Силка. И читал его мысли, как раскрытую книгу.

        Николь и Асторре поехали на квартиру Николь. Она всячески пыталась выразить свое сочувствие, чем только злила его. Они наскоро перекусили, потом Николь убедила его прилечь и немного поспать. Он уже задремал, когда почувствовал, что Николь лежит рядом, обнимая его.

        Оттолкнул ее.

        – Ты слышала, что говорил обо мне Силк. Неужели ты хочешь впутаться в мою жизнь?

        – Я не верю ни ему, ни его словам. Асторре, я думаю, что попрежнему люблю тебя.

        – Мы не можем вернуться в юность, – мягко заметил Асторре. – Я уже не тот, да и ты не та.

        Ты просто хочешь, чтобы мы снова стали детьми.

        Они лежали в объятиях друг друга, когда Асторре сонно спросил:

        – Как потвоему, это правда, что дон убил моего отца?

        На следующий день Асторре и мистер Прайор полетели в Чикаго проконсультироваться с Бенито Кракси. Асторре рассказал им о встрече с Силком, а потом спросил:

        – Дон Априле действительно убил моего отца?

        Кракси проигнорировал вопрос Асторре и задал свой:

        – Ты имел отношение к нападению на семью Силка?

        – Нет, – без запинки ответил Асторре. Он солгал. Потому что не хотел, чтобы даже ближайшие советники знали глубину его замыслов. И он знал, что любой другой ответ они бы не одобрили.

        – Однако ты их спас. Почему?

        Вновь Асторре пришлось лгать. Сентиментальность не жаловали ни Кракси, ни мистер Прайор.

        – Ты все сделал правильно, – подвел черту Кракси.

        – Но вы не ответили на мой вопрос, – напомнил Асторре.

        – Потому что ответ не такой простой. Твой отец – великий сицилийский дон, глава могущественного

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск