Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

106

клана. Когда ты родился, ему было восемьдесят лет. Твоя мать умерла очень молодой.

        Старый дон понял, что дни его сочтены, и вызвал меня, дона Априле и Бьянко. Он понимал, что после его смерти клан лишится былой силы, и беспокоился за твою судьбу. Он взял с нас обещание приглядывать за тобой и выбрал тебе в опекуны дона Априле. Он и увез тебя в Америку. Но его жена умирала, он не хотел, чтобы на твою долю выпали новые страдания, и отдал тебя в семью Виолы. Как выяснилось, это была ошибка, потому что твой приемный отец оказался предателем и его пришлось убить. Дон Априле взял тебя в свою семью вскоре после похорон жены. Он обладал мрачным чувством юмора, поэтому казнь Виолы обставили как самоубийство. Когда ты стал постарше, в тебе проявился характер отца, великого дона Дзено. И дон Априле решил, что ты станешь защитником семьи. И послал тебя на Сицилию, чтобы ты прошел там необходимую подготовку.

        Рассказ Кракси не удивил Асторре. Гдето в глубинах памяти запечатлелись глубокий старик и поездка на катафалке.

        – Да, необходимую подготовку я получил.

        Я могу и держать оборону, и нападать. Но Портеллу и Тулиппу тщательно охраняют. А Граззелла сам может напасть. Кого я могу убить без труда, так это генерального консула Марриано Рубио. Ко всему прочему Силк идет по моему следу.

        Я даже не знаю, с чего начать.

        – Силка нельзя трогать ни при каких обстоятельствах, – напомнил Кракси.

        – Да, – кивнул мистер Прайор. – Это чревато.

        Асторре улыбнулся.

        – Полностью с вами согласен.

        – Есть и хорошие новости, – сказал ему Кракси. – Граззелла обратился к Бьянко с просьбой организовать встречу с тобой. Бьянко свяжется с тобой, как только договорится о времени и месте.

        Он может нам крепко помочь.

        Тулиппа, Портелла и Рубио встретились в конференцзале перуанского консульства. Майкл Граззелла остался на Сицилии, выразив глубокое сожаление в связи с тем, что не может прибыть в Америку.

        Инсио открыл совещание, забыв о присущем ему южноамериканском обаянии. Он злился.

        – Мы наконец должны ответить на вопрос: будут банки нашими или нет? Я потратил миллионы долларов и разочарован результатом.

        – Асторре прямотаки призрак, – оправдывался Портелла. – Мы не можем добраться до него. Денег он брать не хочет. Мы должны его убить.

        Остальные продадут банки.

        Инсио повернулся к Рубио.

        – Ты уверен, что твоя маленькая возлюбленная согласится?

        – Я сумею ее убедить, – ответил Рубио.

        – А два брата? – спросил Инсио.

        – Вендетта – не по их части. Николь мне это гарантировала.

        – Значит, остается только одно, – вставил Портелла. – Похитить Николь и использовать ее как приманку для Асторре.

        – Почему не одного из братьев? – запротестовал Рубио.

        – Потому что Маркантонио теперь охраняют днем и ночью, – ответил Портелла. – А приблизиться к Валерию мы не посмеем. За ним стоит армейская разведка. Иметь с ними дело – удовольствие маленькое.

        Тулиппа повернулся к Рубио.

        – Мне твой романтизм – что кость в горле.

        Почему изза твоей подружки мы должны рисковать миллиардами долларов?

        – Просто в прошлый раз похищение ничего не дало, – ответил Рубио. – И потом, при ней телохранительница. – Слова он подбирал тщательно, понимая, что злить Тулиппу нельзя. Тот мог отправить к праотцам любого, в том числе и своего партнера по синдикату.

        – Тел охранительница – не проблема, – заверил его Портелла.

        – Тогда я согласен при условии, что Николь не причинят вреда.

        Марриано Рубио пригласил Николь на ежегодный бал в консульстве Перу. Во второй половине дня, перед отъездом на бал, Асторре заглянул к ней, чтобы сказать, что на несколько дней улетает на Сицилию. Пока Николь принимала ванну, Асторре взял гитару, которую Николь держала для него, и начал напевать итальянские любовные песни своим хрипловатым, но приятным голосом.

        Из ванной Николь вышла в чем мать родила, с белым халатом в руке. Асторре аж задохнулся от ее красоты, скрытой от глаз повседневной одеждой. Когда она подошла к нему, он взял халат и накинул на нее.

        Николь приникла к его груди, вздохнула.

        – Ты больше меня не любишь.

        – Ты не знаешь, что я за человек, – рассмеялся Асторре. – Мы уже не дети.

        – Но я знаю, что ты хороший.

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск