Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

51

за свое желание очаровать Терезу Кеннеди, он верил, что дошел в своей жизни до той черты, когда не может поддаться такой слабости. Если бы только ему удалось уговорить ее записаться на видеопленку, то не пришлось бы ее убивать.

       

       

7

       

        Утром во вторник после Пасхального воскресенья и убийства Папы Римского президент Фрэнсис Кеннеди вошел в просмотровый зал Белого дома, чтобы взглянуть на пленку, заснятую ЦРУ и тайно вывезенную из Шерабена.

        Просмотровый зал в Белом доме являл собой малопривлекательное зрелище: потертые выцветшие зеленые кресла для немногих избранных и металлические складные стулья для лиц ниже правительственного уровня. Сейчас здесь присутствовали люди из ЦРУ, госсекретарь, министр обороны, члены их штабов и аппарат Белого дома.

        Когда вошел президент, все встали, Кеннеди уселся в зеленое кресло, директор ЦРУ Теодор Тэппи встал у экрана, чтобы делать комментарии.

        Начался фильм, и на экране появилось изображение грузовика с продовольствием, подогнанного к задней части похищенного самолета. Разгружавшие грузовик рабочие были в защищавших от солнца широкополых шляпах, коричневых саржевых штанах и коричневых хлопчатобумажных рубашках с короткими рукавами. Камера снимала рабочих, покидающих самолет, и остановилась на одном из них. Под свисающими полями шляпы можно было рассмотреть смуглое угловатое лицо Ябрила со сверкающими глазами, на котором играла легкая улыбка. Вместе с другими рабочими Ябрил влез в кузов грузовика.

        Пленку остановили и Тэппи начал объяснения.

        – Грузовик направился во дворец султана Шерабена, где согласно нашей информации, состоялся роскошный банкет, завершающийся выступлением танцовщиц. После этого Ябрила таким же манером доставили обратно в самолет. Ясно, что султан Шерабена является сообщником в совершении этого террористического акта.

        – Это ясно только нам, – пророкотал в темноте голос госсекретаря. – Тайная разведка всегда отличалась подозрительностью. И даже если мы докажем это, то не сможем заявить во всеуслышание. Такое обвинение нарушит весь баланс сил в районе Персидского залива, мы будем вынуждены предпринять ответные меры вопреки нашим интересам.

        – О, Боже! – пробормотал Отто Грей.

        Кристиан Кли откровенно расхохотался.

        Все члены президентского штаба ненавидели государственного секретаря, который всегда беспокоился прежде всего о том, как умиротворить иностранные правительства.

        Юджин Дейзи, умевший писать в темноте, что, как он всех уверял, является признаком административного гения, делал какието пометки.

        – Нам это известно, – сухо заметил Кеннеди. – Хватит об этом. Благодарю вас, Теодор. Продолжайте, пожалуйста.

        – Наша информация, – сказал директор ЦРУ, – ограничивается пока этим, справка будет представлена вам позднее. Похоже, что эта группа финансировалась международной террористической организацией, именующей себя «Первая Сотня» или иногда «Христы Насилия». Повторю то, что говорил на прошлом совещании – на самом деле эта организация является лишь связным органом между революционными группами в разных странах, которые представляют им конспиративные убежища и боевое снаряжение. В основном они сосредоточены в Германии, Италии, Франции и Японии, отчасти в Ирландии и Англии. Однако, по имеющейся у нас информации, даже Первая Сотня в действительности не знала о том, что происходит, считая, что операция завершается убийством Папы. Поэтому мы приходим к выводу, что контролирует заговор только Ябрил вместе с султаном Шерабена.

        Пленку стали крутить дальше, и на экране возник самолет, одиноко стоящий на взлетной полосе, вокруг него – кольцо солдат и зенитные орудия, перекрывающие все подступы. Виднелась и толпа, державшаяся на расстоянии в сто ярдов.

        Директор ЦРУ продолжал комментировать:

        – Этот фильм и другие источники говорят о том, что туда нельзя бросить спасательные отряды, если только мы не решим раздавить все государство Шерабен. И, конечно, Россия и арабские страны. Кроме того, более пятидесяти миллиардов американских долларов ушли на строительство их города Дак, а это другой вид залога, который они имеют. Мы не собираемся взорвать пятьдесят миллиардов, принадлежащих американским вкладчикам. И не надо забывать, что ракетные установки в Шерабене обслуживаются большей частью американскими

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск