Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

54

в конце каждой его фразы. Он мог бы стать выдающимся политиком, но не хотел всю жизнь лгать своим соотечественникам, а его убеждения были настолько правыми, что он не был бы избран даже в самых консервативных избирательных округах США.

        Он начал с такой искренностью выражать свое глубочайшее сочувствие Кеннеди, что не оставалось сомнений: спасение Терезы Кеннеди – главная причина, по которой он предлагал свою помощь.

        – Господин президент, – обратился он к Кеннеди, – я связался со всеми людьми, которых знаю в арабских странах. Они снимают с себя всякую ответственность за это ужасное событие и будут помогать нам всеми доступными им способами. Я являюсь личным другом султана Шерабена и использую все свое влияние, чтобы оказать на него давление. Меня проинформировали, что имеются определенные доказательства того, что султан участвует в заговоре с похищением и в убийстве Папы. Я заверяю вас, что несмотря на эти доказательства, султан на нашей стороне.

        Последние слова насторожили Фрэнсиса Кеннеди. Откуда Оудик узнал о свидетельствах против султана? Эта информация была строго засекречена, и ее знали только члены кабинета и его собственного штаба. Не может ли быть так, что Оудик хочет помочь султану оправдаться, когда все кончится? Быть может, разработан сценарий, по которому султан и Оудик выступят в качестве спасителей его дочери?

        – Господин президент, – продолжал Оудик, – я так понимаю, что вы готовы удовлетворить требования похитителей. Думаю, это правильно и хотя и будет являться ударом по престижу и авторитету Америки, потом это все можно восстановить. Но позвольте заверить вас от себя лично – вашей дочери не причинят никакого вреда.

        Уверенность, звучавшая в словах Оудика, заставила президента засомневаться в нем. Кеннеди по собственному политическому опыту знал, что полная осведомленность является самым подозрительным качеством любого лидера.

        – Вы полагаете, что мы должны отдать им убийцу Папы? – спросил Кеннеди.

        Не имело значения, что он уже приказал отдать Ябрилу все. Он хотел услышать мнение этого человека.

        Оудик неправильно истолковал его вопрос.

        – Господин президент, я знаю, вы католик, но не забывайте, что наша страна в большинстве своем протестантская. Просто в вопросах внешней политики мы не должны считать убийство Папы главной заботой. Для будущего нашей страны необходимо сохранить жизненно важные пути снабжения нефтью. Нам нужен Шерабен, и мы должны действовать осторожно, руководствуясь разумом, а не чувствами. И я еще раз хочу заверить вас – ваша дочь в безопасности.

        Оудик был явно искренен и производил хорошее впечатление. Кеннеди поблагодарил его и проводил до дверей. Когда Оудик вышел, Кеннеди обратился к Дэйзи:

        – Что он имел в виду на самом деле?

        – Он хочет договориться с вами, – ответил Дэйзи. – А возможно, не желает, чтобы у вас возникла идея сделать нефтяной город Дак, стоящий пятьдесят миллиардов долларов, фишкой в игре, – он помолчал, потом добавил: – Я думаю, он может быть полезен.

        Кеннеди погрузился в свои мысли. Кристиан воспользовался этим и попросил:

        – Фрэнсис, я должен поговорить с тобой с глазу на глаз.

        Президент извинился перед другими участниками совещания и увел Кристиана в Овальную комнату. Кеннеди не любил эту небольшую комнату, но все другие помещения Белого дома были забиты советниками и сотрудниками, ожидавшими окончательных инструкций.

        Кристиан любил Овальную комнату. Между тремя высокими окнами справа от небольшого письменного стола висел краснобелосиний национальный флаг, слева – более скромный темносиний флаг президента. Кеннеди махнул рукой Кристиану, чтобы тот сел. Кристиан про себя удивился, как этот человек может держаться так собранно. Хотя они и были близкими друзьями в течение многих лет, Кеннеди не демонстрировал перед ним своего волнения.

        – Целый час бесполезных дискуссий, – сказал Кеннеди. – Я уже ясно сказал, что мы отдадим им все, чего они хотят. А они все ее продолжают обсуждать.

        – У нас новые осложнения, – прервал его Кристиан, – внутри страны. Мне очень не хотелось беспокоить тебя, но это необходимо.

        Он вкратце рассказал Кеннеди о письме по поводу атомной бомбы.

        – Скорее всего, это полная чепуха, – говорил Кристиан. – Один шанс из миллиона, что такая бомба существует,

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск