Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

55

но уж если она есть, то разрушит десять кварталов города и убьет тысячи людей. Кроме того, радиоактивные осадки сделают этот район непригодным для жилья на неопределенное время. Поэтому мы обязаны серьезно отнестись к одному шансу из миллиона.

        – Я надеюсь, – вздохнул Кеннеди, – ты не собираешься сказать мне, что это тоже связано с похитителями?

        – Кто знает, – сказал Кристиан.

        – Тогда держи это в тайне, надо все выяснить без шума, – посоветовал Кеннеди. – Подведи это под действия Закона о секретности атомной бомбы, – Кеннеди нажал кнопку селектора, соединяющего его с кабинетом Юджина Дэйзи. – Юдж, – сказал он, – принеси мне Закон о секретности атомной бомбы, достань все материалы по исследованию мозговых расстройств и организуй мне встречу с доктором Аннакконе после того, как завершится скандал с похищением.

        Кеннеди выключил селектор, поднялся и стал смотреть в окна Овальной комнаты. Машинально гладя ладонью американский флаг, он долго стоял, задумавшись.

        Кристиан, всегда удивляясь способности этого человека сфокусировать внимание на одной проблеме, отделив ее от остальных, произнес:

        – Я думаю, это наша внутренняя проблема, своего рода выпадение психологических осадков, которое уже несколько лет предсказывали психиатры.

        Кеннеди, стоя у окна, тихо сказал:

        – Крис, держи это в секрете от всех других подразделений правительства. Об этом знаем только ты и я. Не надо говорить Дэйзи и другим членам моего штаба. Слишком это тяжелая ноша, чтобы добавлять ее ко всему остальному.

        – Я понимаю, – ответил Кристиан.

        В кабинет вошел Юджин Дэйзи.

        – Представьте себе, – сообщил он, – шеф итальянской службы безопасности Себбедичью обрадовался, услышав, что мы собираемся отдать убийцу Папы тому парню в Шерабен. Он говорит, что теперь сможет выследить этого подонка и убить его.

        Вашингтон был наводнен сотрудниками средств массовой информации с их оборудованием, съехавшимися со всех концов света. В воздухе стоял гул, как на битком набитом стадионе, улицы были полны людей, собиравшихся толпами перед Белым домом, словно для того, чтобы разделить с президентом его беду. В небе то и дело пролетали транспортные самолеты, зафрахтованные иностранными авиакомпаниями. Правительственные чиновники со своими сотрудниками улетали в разные страны для консультаций по поводу разразившегося кризиса. Дополнительное подразделение американской армии было вызвано для патрулирования города и охраны подступов к Белому дому. Толпы людей, похоже, намеревались бодрствовать всю ночь, как бы заверяя президента Кеннеди, что он не одинок перед лицом трагедии. Исходящий от этой толпы гул накрывал Белый дом.

        На телевидении обычные программы уступили место сообщениям о кризисе с захваченным самолетом и предположениям о судьбе Терезы Кеннеди. Просочился слух, что президент хочет отпустить убийцу Папы в обмен на освобождение заложников и своей дочери. Мнения политических экспертов, приглашаемых телекомпаниями, разделились в отношении разумности такого шага, но все они соглашались, что президент Кеннеди слишком торопится и что предъявляемые требования, без сомнения, можно обсуждать, как во многих случаях похищений за последние годы. Все эксперты более или менее сходились на том, что президент впал в панику потому, что в опасности его дочь.

        По некоторым телевизионным каналам различные религиозные группы молились о безопасности Терезы Кеннеди и призывали зрителей побороть в себе ненависть к другим человеческим существам, какое бы зло они не несли. Нашлись и такие каналы, к счастью, имевшие малочисленную аудиторию, в передачах которых высмеивалось бессилие перед угрозами Фрэнсиса Кеннеди и Соединенных Штатов. Выступил и известный адвокат Уитни Чивер, который четко изложил свою позицию: террористы – это борцы за свободу, и они сделали только то, что должен делать любой революционер, борющийся против глобальной тирании Соединенных Штатов. Но главным пунктом в позиции Чивера было утверждение, что Кеннеди платит из казны правительства США слишком большой выкуп за освобождение своей дочери. Неужели ктонибудь поверит, вопрошал Чивер свою аудиторию, что президент был бы столь же огорчен, если бы среди заложников не было его дочери или если бы заложники оказались неграми? Что касается освобождения убийцы Папы, то Чивер не

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск