Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

38

нисколько не волновала.

        Александр присел на прекрасный резной комод, который стоял у изножия кровати. Резьбу выполнил сам Пинтуриккьо. В комоде стояли чаши для вина, лежала ночная одежда. Там же нашлось места духам и благовониям, словом, всему необходимому на те случаи, когда Папа Александр приводил любовниц в свою спальню. Нравилось ему сидеть на комоде, а не в креслах или на стульях.

        – Сын мой, ты знаешь, что я не могу отдать в заложники твоего брата Хуана, потому что он будет назначен главнокомандующим папской армией. Поэтому остаешься только ты, – говорил Александр, видя раздражение Чезаре. – Карл также потребовал отдать ему Джема, так что у тебя будет компаньон. Взбодрись! В Неаполе ты найдешь массу развлечений, – Александр выдержал паузу, его темные глаза весело блеснули. – Не оченьто ты любишь своего брата Хуана.

        Но Чезаре уже привык к этому трюку Александра: маскировать веселостью серьезность вопроса.

        – Он – мой брат, – уважительно ответствовал Чезаре. – И я люблю его, как брата.

        Чезаре хранил куда более ужасные тайны, чем ненависть к брату, тайны, которые могли погубить его жизнь, разрушить взаимоотношения с отцом, церковью, друзьями. Поэтому он и не пытался скрыть истинное отношение к Хуану. Рассмеялся.

        – Разумеется, не будь он моим братом, я бы считал его врагом.

        Александр поморщился.

        – Никогда такого не говори, даже в шутку. У семьи Борджа много врагов, и мы сможем выжить, лишь храня верность друг другу, – он поднялся с комода, подошел к Чезаре, обнял его. – Я знаю, что ты предпочел бы быть солдатом, а не священником. Но поверь мне, главные надежды семьи я связываю с тобой, а не с Хуаном, хотя ты и знаешь, как я люблю твоего брата. Но после моей смерти все рухнет, если только ты не унаследуешь от меня папский престол. Ты – единственный из моих детей, кто на это способен. У тебя есть для этого ум, храбрость, решительность, умение воевать. И раньше были Папывоины, таким же станешь и ты.

        – Я слишком молод, – нетерпеливо бросил Чезаре. – Для этого тебе придется прожить еще двадцать лет.

        Александр хлопнул его по плечу.

        – А почему нет? – лицо Папы осветила обаятельная улыбка, которая так нравилась его детям и любовницам.

        Густой баритон набрал силу. – Кто наслаждается доброй выпивкой больше, чем я? Кто может охотиться целый день? Кто любит женщин? Если бы канонический закон не запрещал Папам иметь детей, кто знает, сколько бы я их наплодил! Я проживу еще двадцать лет, и ты станешь Папой. Я уже все распланировал.

        – Я бы предпочел сражаться, а не молиться, – ответил Чезаре. – В этом моя жизнь.

        – Ты это уже доказал, – Александр вздохнул. – Но я говорю все это, чтобы доказать тебе свою любовь. Ты – мой дорогой сын и моя самая большая надежда. Придет день, когда ты, не Карл, возьмешь Иерусалим, – он помолчал, успокаивая разыгравшиеся чувства.

        Умение создать ощущение, что в его компании человеку легко и вольготно, в арсенале Александра являлось самым эффективным оружием. Собеседник проникался впечатлением, что его благополучие – главная забота Папы.

        Тем самым он заручался доверием человека, убеждал верить сначала в него, а уж потом в себя. В этом и заключалось истинное предательство.

        Умение это Александр искусно использовал и с королевскими особами, и с детьми, и со своими подданными: будучи Папой, он владел всем миром.

        На мгновение обаяние Папы зачаровало Чезаре. Но упоминание Крестового похода сорвало пелену с глаз.

        Папа и короли часто эксплуатировали идею Крестового похода, чтобы выудить деньги из верующих. Крестовый поход рассматривался как один из источников дохода. Но время Крестовых походов безвозвратно ушло, ислам стал слишком силен. И уже сам угрожал Европе. Венецианцы боялись, что такая война положит конец морской торговле и турки смогут даже напасть на их город. Франция и Испания постоянно ссорились изза Неаполя, Папа отдавал все силы на то, чтобы сохранить хотя бы призрачную власть над Папской областью. И его отец не мог всего этого не понимать. Чезаре также знал, что в сердце Александра Хуан уверенно держит первое место… наверное, думал он, по праву. Ибо Хуан в совершенстве владел уловками хитрой женщины и манерами придворного. Иной раз ему даже удавалось очаровать Чезаре, хотя Чезаре презирал брата, считая его трусом. Главнокомандующий папской армией? Отменная

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск