Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

49

        – Я не буду причинять им вреда, – ответил Папа. – А вот налогами обложу.

       

Глава 10

       

        В час беды Папу Александра предал человек, которому он всецело доверял, один из его баронов, Вирджиньо Орсини, и Папа счел необходимым отомстить за предательство. Дьявол предъявил права еще на одну душу, рассуждал он, дьявола надобно уничтожить. Самого Вирджиньо схватили, пытали и казнили в подземной тюрьме Неаполя, но эта смерть не утолила жажду мести Александра.

        Для Папы случившееся стало битвой между наместником Христа на земле и самим Сатаной. Глава Папской области, он понимал, что должен обуздать местных баронов, этих жадюг, которые не только постоянно сражались друг с другом, но и противились приказам римской католической церкви. Там, где слово Папы, рассуждал Александр, не является законом, расцветает зло, добродетельные люди ничего не могут сделать и власть церкви слабеет. А кто тогда будет спасать бессмертные души?

        Александр понимал, что духовная власть должна поддерживаться властью земной. Хотя французская армия ушла из Италии, а оставшиеся немногочисленные отряды были разбиты армиями Святой лиги, Александр знал, что должен примерно наказать предателей, чтобы в будущем такого не повторялось.

        И после долгих раздумий решил, что, отомстив Орсини, убедит остальных местных правителей не оспаривать его власть. Для этого он счел необходимым использовать самое грозное из имеющегося в его распоряжении оружия: анафему. Увы, выбора у него не было. Долг требовал публично отлучить от святой римской католической церкви всю семью Орсини.

        Анафема считалась самым страшным из наказаний, имеющихся в распоряжении Папы, потому что распространялась не только на эту жизнь, но и на последующую.

        Человек, отлученный от церкви, более не мог рассчитывать на приобщение к святым таинствам. Исповедь не очищала душу от грехов, черные пятна оставались до самой смерти, ни о каком отпущении грехов не могло быть и речи. Человек этот не мог венчаться, детей его не крестили, не защищали от дьявола брызгами святой воды.

        И когда он отходил в мир иной, его не отпевали, не хоронили на священной земле кладбища. А душа после смерти отправлялась прямиком в ад.

        Закрыв Орсини путь на небеса, Александр озаботился уничтожением их земной мощи. Вызвал из Испании Хуана, чтобы он повел папскую армию на врага, несмотря на возражения его жены, Марии Энрикес, ожидавшей второго ребенка. Мария полагала, что и Хуан Второй, которому толькотолько исполнился год, нуждается в отце.

        Но Папа Александр настоял на немедленном приезде сына: после предательства Вирджиньо он более не доверял наемным кондотьерам. Перед Хуаном ставилась задача захватить города и замки Орсини. Одновременно Папа послал письмо своему зятю, Джованни Сфорца, который находился в Пезаро, приказав привести с собой как можно больше солдат и предложив разом выплатить годовое жалованье, если тот приведет их быстро.

       

       

* * *

       

        После того, как Хуана отправили в Испанию, Чезаре Борджа надеялся, что его отец поменяет роли, отведенные сыновьям. В конце концов он, Чезаре, постоянно находился рядом, занимался государственными вопросами.

        Понимал, что происходит в Италии. Хуан же тяготел к Испании. И хотя Папа раз за разом твердил, что место Чезаре – в святой материцеркви, тот надеялся на изменения к лучшему.

        Поэтому, когда Александр рассказал старшему сыну о том, что Хуан возглавит армию, которая захватит и удержит замки Орсини, Чезаре пришел в ярость.

        – Хуан? Хуан? – он просто не мог поверить своим ушам. – Но, отец, он же ничего не знает об управлении войсками. Военная стратегия для него – темный лес. Все его интересы ограничиваются им самим. Он силен в соблазнении женщин, в прожигании состояния семьи, а самая развитая черта его характера – тщеславие. Будучи его братом, я, конечно, должен во всем ему содействовать, но, отец, я могу вести войска с завязанными глазами и добиться больших успехов.

        Александр прищурился, глядя на сына.

        – Я согласен, Чезаре. Ты умнее и лучше разбираешься в стратегии. Но ты – кардинал, а не воин на поле битвы.

        С кем я останусь, если ты уйдешь воевать? С твоим братом Хофре? К сожалению, он поведет лошадь хвостом вперед.

        Я даже не могу представить себе его с оружием в руках.

        Так какой у меня выбор? Армией должен командовать Борджа, или другие

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск