Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

53

двумя этими зрелищами не будет ни отдавать приказы, ни даже советовать.

       

       

* * *

       

        Хуан повиновался отцу. Выехал из города на великолепном черном жеребце, махая шляпой восторженным толпам римлян, и, следуя полученному приказу, не принимал никакого участия в битве за Остию.

        Части Гонсалво де Кордобы быстро справились с французским гарнизоном и захватили город. А Хуан вернулся в Рим, где его ждала еще более восторженная встреча.

       

       

* * *

       

        Три дня спустя во дворце Борджа кардинал Асканьо Сфорца устроил торжественный прием, на который пригласил многих важных персон, в том числе и детей Александра. В это время в Риме находились братья Медичи, Пьеро и Джованни, друг Чезаре по университету. Медичи уже бежали из Флоренции. К этому их вынудили французы и проповеди Савонаролы.

        Во дворце кардинала Сфорца ранее, в бытность Родриго кардиналом, проживала семья Борджа, но, став Папой, Александр подарил его Асканьо. Все сходились на том, что более прекрасного дворца в Ватикане не было.

        В тот вечер Чезаре вернулся в прежний дом отца со своими друзьями, с которыми гулял всю прошлую ночь.

        Стены холла украшали прекрасные гобелены, на которых искусные мастера запечатлели значительные события истории человечества. Гобеленов хватало и в других комнатах, а их полы устилали бесценные восточные ковры, расцветка которых гармонировала с цветом атласной и бархатной обивки мягкой мебели и хорошо сочеталась с резными столами, буфетами, комодами, сработанными из ценных пород дерева.

        В тот вечер главный зал дворца отдали под танцы, в мезонине играл маленький оркестр, под музыку которого и танцевали молодые пары.

        После окончания очередного танца к Чезаре, пару ему составляла молодая прекрасная куртизанка, подошел Гонсалво де Кордоба, очень сильный, всегда серьезный мужчина, который в этот вечер выглядел на удивление печальным. Поклонившись, он спросил Чезаре, не сможет ли тот поговорить с ним наедине.

        Чезаре извинился перед своей дамой и увел испанского капитана на открытый балкон, на котором часто играл ребенком. Балкон выходил во внутренний дворик, где гости прогуливались, разговаривали, смеялись, закусывали и пили густое красное вино, чаши с ним слуги разносили на серебряных подносах.

        Но всеобщее веселье только подчеркивало печаль капитана, его обычно приятное лицо перекосило от ярости.

        – Чезаре, ты и представить себе не можешь, как я злюсь на твоего брата. Этого никто представить себе не может.

        Чезаре дружелюбно положил руку на плечо капитана.

        – А что еще натворил мой брат?

        От напряжения у капитана сел голос.

        – Ты понимаешь, что твой брат не принимал участия в сражении за Остию?

        Чезаре широко улыбнулся.

        – Да, дорогой капитан, в этом у меня не было ни малейших сомнений. Ибо мы победили.

        – А тебе известно, что теперь Хуан присвоил себе лавры победителя? – Чезаре оставалось только изобразить сочувствие. Капитан же просто кипел. – Хуан утверждает, что он, именно он – не мы, – разгромил французов.

        – Он – пустоголовый хвастун, и его утверждения нелепы, – отчеканил Чезаре. – В Риме ему не поверит ни один человек. Но давай подумаем, что можно сделать, чтобы загладить нанесенную тебе обиду.

        Гонсалво никак не мог успокоиться:

        – В Испании я бы вызвал его на дуэль. Но здесь… – у него перехватило дыхание. – Ты знаешь, этот наглый дурак распорядился отлить бронзовую медаль в честь своей победы.

        Чезаре нахмурился.

        – Медаль? – повторил он. Об этом он слышал впервые.

        – С его профилем. И надписью: «Хуан Борджа – победитель при Остии».

        Чезаре едва не рассмеялся, узнав об очередной глупости Хуана, но сдержал смех, чтобы еще пуще не распалять гнев Гонсалво.

        – В папской армии, да и среди французов нет ни одного солдата, который не знал бы правды. Это ты, Гонсалво де Кордоба, и только ты, победитель при Остии.

        Но слова Чезаре не успокоили испанского капитана.

        Его глаза яростно сверкнули.

        – Хуан Борджа? Победитель при Остии? Мы еще с этим разберемся. Мне следовало его убить. Я еще могу… – он развернулся и покинул балкон.

        Чезаре задержался. Глядя в темное ночное небо, задался вопросом, как случилось, что он и тот, кого называли его братом, могли появиться на свет из чрева одной женщины. Причуда судьбы, другого объяснения он не находил. Но прежде чем

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск