Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

56

предать огласке свои подозрения касательно ее отношений с братом. А ей бы этого очень не хотелось особенно теперь.

        Все– таки именно она изза Чезаре после первой брачной ночи отказывалась спать в постели герцога и крайне редко выполняла супружеские обязанности. И хотя признание собственной импотенции не лишало жизни, как кинжал или яд, оно наносило страшный удар по мужской гордости. Джованни начал бы мстить, чем мог бы принести немалый вред как Папе, так и всей семье Борджа.

        Наутро Лукреция поднялась рано и с несколькими служанками отправилась в монастырь СанСисто, единственное место, где могли найти прибежище женщины, бежавшие от власти мужей и отцов. Она посчитала, что для нее это самый разумный выход.

        Но Джулия и Адриана попытались ее отговорить.

        – Папа не будет знать покоя, если ты уедешь, – предупредила ее Адриана. – И сделает все, чтобы не дать тебе сделать это.

        Но Лукреция отмахнулась:

        – Он не сможет мне помешать, потому что узнает о моем отъезде после того, как я покину Рим.

        Внесла свою лепту и Джулия, понимая, как расстроится Папа.

        – Дорогая сестра, предоставь Александру возможность разубедить тебя. Выслушай его доводы. Ты же знаешь, как тяжело он переживает разлуку с тобой.

        Но Лукреция раздраженно мотнула головой.

        – Я свои планы менять не собираюсь. А ты, Джулия, найдешь способ доставить удовольствие Папе, который и мой отец, и отвлечь его от грустных мыслей. Я же более не собираюсь угождать ему, потому что в своих решениях он не учитывает ни мое мнение, ни мнение Отца Небесного.

        Адриана предприняла еще одну попытку:

        – Лукреция, ты так часто жаловалась на то, что несчастна. И теперь, когда твой отец, который любит тебя, пытается добиться от твоего мужа развода, о котором ты только и мечтала, ты поворачиваешься к отцу спиной и злишься на него. Где же логика?

        Глаза Лукреции наполнились слезами, но она твердо знала, что отступать от задуманного никак нельзя. Обняла Адриану и Джулию, отдала последние распоряжения:

        – Полдня отцу не говорите ни слова. Если он спросит, скажите, что я молюсь в часовне и просила меня не беспокоить.

        Потом повернулась к самой верной из служанок и передала ей запечатанное письмо, которое написала прошлым вечером.

        – Пожалуйста, отнеси письмо моему брату, кардиналу. Отдай только ему, и никому больше.

       

       

* * *

       

        Папа Александр во всех вопросах, связанных с государственными и церковными делами, проявлял редкое здравомыслие. А вот в делах сердечных и отношениях с детьми эмоции зачастую брали верх над разумом. Узнав, что дочь покинула Ватикан с намерением укрыться за стенами монастыря СанСисто, он и опечалился, и разозлился.

        Зачем ему папский престол, если даже собственная дочь отказывается подчиняться ему. Как мог этот совсем недавно милый ребенок преклонять колени перед Папой, целовать перстень и святую ногу и при этом не повиноваться собственному отцу?

        Он вызвал Чезаре и Дуарте Брандао. Потом послал за доном Мичелотто.

        Когда все собрались в его покоях, спросил:

        – Что такого сделал я собственной дочери, которую люблю всей душой, чтобы она вот так бросила меня?

        Чезаре, склонив голову, молчал.

        Ответил Дуарте, с сочувствием в глазах:

        – Возможно, ее позвал Господь, ваше святейшество.

        – Дуарте, пожалуйста, не смеши меня. Я еще не старый безмозглый дундук. Есть чтото такое, чего я не знаю, какойто неведомый мне фактор.

        Дуарте кивнул.

        – Я и не пытался смешить вас, ваше святейшество, и не выказывал неуважения, просто старался убедить в том, что вам не следует винить себя в тех или иных поступках вашего ребенка. Собственно, она уже вовсе и не ребенок.

        Она бежит или навстречу призванию, или от серьезной угрозы.

        – И в чем всетаки причина? – Александр повернулся к Чезаре.

        Тот не отвел глаз, и какието мгновения они прожигали друг друга взглядом. Все эти годы Чезаре не говорил с отцом о своей большой любви из опасения, что для отца она важнее, чем даже для него самого. Чезаре не сомневался, что в любой битве за любовь или власть он окажется в проигрыше. Папа прежде всего требовал от него верности. И даже не хотел думать о том, какой разверзнется ад, если отцу станет известно об его истинных отношениях с сестрой.

        О них Чезаре не рассказывал никому. Даже напившись и в постелях куртизанок

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск