Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

62

заглянули.

        Александр кивнул, но тут Чезаре принес зловещую весть:

        – Отец, оруженосца Хуана нашли тяжело раненного, причем раны не позволяют ему говорить.

        – Я пойду к нему и спрошу насчет моего сына, – заявил Александр. – Если он сможет поговорить хоть с кемто, то этим человеком буду я.

        Чезаре склонил голову.

        – Без языка не поговоришь, – едва слышно вырвалось у него.

        Папа почувствовал, как у него подгибаются колени.

        – Раны настолько тяжелы, что он не может ничего написать? – спросил он.

        – Не может, отец, – ответил Чезаре. – Потому что у него нет пальцев.

        – Где нашли оруженосца? – спросил Папа.

        – На пьяцца делла Джудекка, где он пролежал много часов, на глазах сотен прохожих, которые из страха боялись сообщить о том, что видели.

        – А о твоем брате попрежнему никаких новостей? – спросил Александр, усаживаясь в кресло.

        – Никаких, отец. Ни слова.

       

       

* * *

       

        Объехав Рим, переговорив с капитанами святой гвардии, командирами испанцев и швейцарских гвардейцев, а также с полицейскими, патрулировавшими улицу на своих двоих, Чезаре и Дуарте вернулись в Ватикан.

        Александр сидел в кресле, попрежнему перебирая золотые четки. Когда они входили в папские покои, Чезаре посмотрел на Дуарте Брандао. Он полагал, что будет лучше, если отец узнает самые последние новости от ближайшего друга.

        Дуарте встал рядом с Папой, положил руку ему на плечо.

        – Нам только что сообщили, что найдена лошадь главнокомандующего. Одно стремя, похоже, отрубили мечом.

        У Папы перехватило дыхание, словно его сильно ударили в живот.

        – А всадник? – выдохнул он.

        – Всадника не нашли, отец, – ответил Чезаре.

        Папа Александр поднял голову, глаза его затуманились, повернулся к Чезаре.

        – Собери святую гвардию, и пусть они прочешут улицы и окрестности Рима. Скажи им, что в казармы они смогут вернуться лишь после того, как найдут моего сына.

        Чезаре ушел, чтобы отдать соответствующий приказ.

        В холле столкнулся с Хофре.

        – Хуан пропал, и отец в отчаянии, – сообщил брату Чезаре. – На твоем месте я бы не болтал лишнего. И отец ни в коем случае не должен узнать, где ты провел этот вечер.

        Хофре кивнул.

        – Я понял.

        Но поделиться тем, что знал, не захотел.

       

       

* * *

       

        По городу уже поползли слухи: сын Папы, Хуан, пропал, Папа в глубокой печали, угрожает суровыми карами тем, кто мог причинить Хуану вред.

        У окон появлялось все больше людей, магазины и лавки закрывались, испанские солдаты бегали по улицам с мечами наголо. Враги Александра, включая семьи Орсини и Колонна, опасаясь, что вину возложат на них, тоже взяли в руки оружие. Ни один проулок не остался без пристального внимания, солдатам грозили смертной казнью, если они не найдут Хуана.

        На следующее утро полиция разбудила рыбака, который спал в своей лодке. Звали его Джордже Шанти, и он заявил, что в тот вечер, когда Ваноцца собирала гостей, видел четырех всадников, один из которых прятал лицо под маской. Со своей лодки он наблюдал, как пятую лошадь с лежащим на ней телом подвели к тому месту, где в Тибр сбрасывали городские отходы. Тело сняли с лошади и бросили в реку.

        – Как выглядели эти люди? – спрашивала полиция. – Что ты можешь нам сказать?

        – Было очень темно, – отвечал Джордже.

        Потом признал, что слышал голос одного, главаря, который приказал другим бросить на труп несколько камней, когда синий бархатный плащ никак не желал погружаться в воду. И еще сказал, что одна лошадь была белая.

        Но Джордже сдержал слово, данное кардиналу, и не сообщил полиции приметы главаря. Когда полиция, подкрепляя свои вопросы тумаками, спросила, почему он не сообщил об увиденном раньше, Джордже сердито ответил: «За последние годы я видел, как в Тибр сбрасывали сотни трупов. Если б я о каждом докладывал полиции, у меня не осталось бы времени ни на рыбную ловлю, ни на еду».

       

       

* * *

       

        К полудню поиски на реке уже велись полным ходом.

        Сетями и крюками обследовалось дно от берега до берега.

        В три часа дня крюк, брошенный одним из местных рыбаков, зацепил чтото тяжелое. И вскоре на поверхность, лицом верх, всплыло раздувшееся тело, вместе с синим бархатным плащом.

        В сапогах и шпорах, с перчатками за поясом, с тридцатью золотыми дукатами в кошеле, так что убили его не ради ограбления.

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск