Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

71

что в день его рождения выпустит новую буллу, в которой укажет, что отцом «Infans Romanus» является Чезаре. А первоначальная булла, называющая отцом Александра, будет упрятана в дальний ящик.

       

       

* * *

       

        В тот самый день, когда Лукреция родила здоровенького мальчугана, по приказу Александра его немедленно перевезли из СанСисто во дворец Чезаре, тогда как Лукреция осталась в монастыре. Отец и дочь договорились о том, что позднее Лукреция заберет его к себе, как племянника, и будет воспитывать вместе со своими детьми. Но на этом история с рождением ребенка не закончилась, ибо оставался опасный свидетель, что очень беспокоило Александра.

        Перотто он, конечно, жалел, но понимал, что другого выхода у него нет. Послал за доном Мичелотто. За час до полуночи невысокий, крепко сложенный мужчина с широченной, как стол, грудью, стоял в дверях его кабинета.

        Папа обнял Мичелотто, как брата, быстро ввел в курс дела.

        – Этот молодой человек утверждает, что он – отец ребенка. Настоящий испанец, честный, благородный… но…

        Дон Мичелотто посмотрел на Александра, прижал пальцы к губам.

        – Больше ничего говорить не надо. Я в полном распоряжении вашего святейшества. Если у него добрая душа, нет сомнений в том, что господь примет ее с великой радостью.

        – Я подумывал о том, чтобы выслать его, – продолжил Александр. – Ибо он – верный слуга. Но как знать, а вдруг искушение развяжет ему язык, и тогда беда обрушится на нашу семью.

        На лице Мичелотто отразилось сочувствие.

        – Ваш долг – удерживать его от искушений, мой – помогать вам всеми доступными мне способами.

        – Спасибо тебе, друг мой, – Александр помолчал, прежде чем добавить:

        – Будь к нему добр, потому что он действительно хороший человек, а поддаться чарам женщины – обычное дело.

        Дон Мичелотто поклонился, поцеловал перстень Папы и отбыл, заверив Александра, что все его пожелания будут исполнены.

       

       

* * *

       

        Мичелотто ускакал в ночь и гнал коня через холмы, поля, рощи, пока не добрался до песчаных дюн Остии.

        Оттуда он увидел маленький домик. На грядках огорода росли странные травки, в саду – не менее странные кусты и экзотические цветы.

        Мичелотто обошел домик сзади, увидел старуху, которая отдыхала, тяжело облокотившись на сучковатую палку. Увидев Мичелотто, она подняла палку, словно защищаясь, прищурилась.

        – Нони, – позвал он. – Я пришел за лекарством.

        – Уходи, – ответила старуха. – Я тебя не знаю.

        – Нони, – он подступил ближе. – Облака закрыли луну, вот и стало темно. Меня послал Святейший Папа…

        Тут она улыбнулась.

        – Аа, так это ты, Мигуэль. Ты стал старше…

        – Это правда, Нони, – он рассмеялся. – Это правда. Я пришел, чтобы ты помогла мне спасти еще одну душу.

        Он протянул руку, чтобы взять корзинку и донести до дома, но она корзинку не отдала.

        – Он – злой человек, которого ты хочешь послать в ад, или добрый, вставший на пути церкви?

        Взгляд Мичелотто смягчился.

        – Он – человек, которому в любом случае суждено увидеть лицо Бога.

        Старуха кивнула, позвала его в дом. Прошлась взглядом по пучкам травы, висевшим по стенам, оторвала несколько сухих листочков и завернула в тончайший шелк.

        – От этого он быстро и безболезненно заснет. И ни о чем не узнает, – прежде чем передать сверток Мичелотто, она брызнула на него святой водой. – Это благословение.

        Проводив Мичелотто взглядом, старуха склонила голову и перекрестилась.

       

       

* * *

       

        В гетто Трастевере хозяин таверны, закрывая свое заведение, никак не мог разбудить пьяного посетителя. Молодой блондин положил голову на руки и не менял позы уже добрый час, с того самого момента, как его спутник покинул таверну. Хозяин тряхнул пьяницу сильнее, голова сдвинулась с рук. Хозяин таверны в ужасе отпрянул, увидев посиневшее, раздувшееся лицо, лиловые губы, выпученные, налитые кровью глаза. Но больше всего пугал язык, раздувшийся до такой степени, что вылезал изо рта, отчего когдато симпатичное лицо превратилось в горгулью.

        Стража прибыла через несколько минут. О спутнике убитого хозяин таверны вспомнил немногое. Невысок ростом, с широкой грудью. Под эти приметы подпадали тысячи римлян.

        А вот молодого человека опознали без труда: Педро Кальдерой, которого все звали Перотто.

       

Глава 14

       

        В тот самый день, когда Чезаре

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск