Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

81

давала все обеты и даже не заметила меча, который держал над ее головой испанский капитан Севильон.

        В ту же ночь Лукреция и Альфонсо, в присутствии Папы, еще одного кардинала и Асканьо Сфорца с удовольствием подтвердили вступление в силу брачного контракта и, как только позволил протокол, отбыли во дворец СантаМарии в Портико, где провели вместе следующие три дня и три ночи. Они никого не хотели видеть. Впервые в жизни Лукреция ощутила свободу, которую может подарить только любовь.

       

       

* * *

       

        После свадебной церемонии Чезаре вернулся в свои ватиканские апартаменты. В голове вертелись мысли о том, что ему надлежит сделать, став главнокомандующим, но сердце обратилось в камень.

        Он едва сдерживался во время бракосочетания сестры, более того, явился в костюме единорога, символизирующего девственность и чистоту. А потом, заглушая тоску вином, даже дотерпел до окончания праздника. Но теперь его мучило одиночество.

        Лукреция в этот день выглядела даже более красивой, чем всегда. В красном свадебном платье, поблескивающем драгоценными камнями, она не шла, а плыла, как императрица. Если первый раз она выходила замуж совсем ребенком, то с тех пор стала хозяйкой собственного дома, родила и заняла достойное место в обществе. До этого дня Чезаре не замечал всех этих перемен в своей сестре, а тут ее величественность просто бросилась в глаза.

        Он благословил ее и пожелал счастья, но сердце наливалось злобой.

        Несколько раз после церемонии бракосочетания Лукреция ловила взгляд Чезаре и улыбалась, чтобы ободрить его. Но потом, по ходу вечера, обращала на него все меньше внимания. Когда он подходил, чтобы заговорить с ней, она с явной неохотой прерывала беседу с Альфонсо. Веселая, смеющаяся, дважды она сделала вид, что не замечает его. А когда уходила с Альфонсо в спальню, чтобы закрепить выполнение брачного контракта, даже не пожелала ему доброй ночи.

        Чезаре сказал себе, что должен забыть о тех чувствах, которые испытывал в тот вечер. Что должен перестать думать о ней, потому что вотвот снимет лиловую сутану и красную шляпу кардинала, станет главнокомандующим папской армией, сможет жениться, иметь детей и сражаться в великих битвах, о чем грезил с детства.

        И таки убедил себя, что брак Лукреции и Альфонсо всего лишь ловкий ход его отца, направленный на то, чтобы еще теснее связать Рим и Неаполь и обеспечить женитьбу Чезаре на неаполитанской принцессе. Он знал, что Розетту, дочь короля, прочат ему в жены. Слышал, что она красива и улыбчива. А получив титулы и собственность в Неаполе, он мог идти войной на баронов и викариев с тем, чтобы привести оставшуюся часть Романьи под руку Папы и семьи Борджа.

        Он попытался уснуть в надежде увидеть во сне грядущие победы, но снова и снова просыпался, изнывая от страсти. Ему хотелось, чтобы Лукреция лежала сейчас в его постели, а не рядом с Альфонсо.

       

Глава 16

       

        Францис Салути, следователь флорентийского Совета десяти, знал, что ему предстоит исполнить самое важное поручение, когдалибо выпадавшее на его долю, допросить под пыткой Джироламо Савонаролу.

        Тот факт, что Савонарола был священнослужителем, известной личностью, ничего не менял. Да, он часто слушал проповеди этого человека, и они хватали его за душу.

        Но Савонарола нападал на Папу и самых богатых людей Флоренции. Он участвовал в заговоре врагов республики.

        И потому должен предстать перед судом, дабы под пыткой признать истинность выдвинутых против него обвинений.

        В специальной камере, охраняемой солдатами, Салути руководил своими подчиненными. Дыбу уже подготовили, механик проверил все колесики, тяги, блоки, грузы.

        Никаких поломок не обнаружил. В красном чреве печи лежали разнообразные щипцы. От идущего в камеру жара Салути прошиб пот. А может, потому, что он знал, что этот день принесет ему щедрое вознаграждение.

        Салути гордился тем, что профессионально выполняет свою работу, пусть она ему и не нравилась. Не нравилось и то, что никто не знал, чем он зарабатывает на жизнь, пусть это и делалось для его безопасности. Во Флоренции месть считалась обычным делом. Домой он всегда шел при оружии, с обеих сторон его дома стояли дома ближайших родственников, которые всегда пришли бы на помощь, если бы на него напали.

        Желающих занять его место хватало. Ему платили шестьдесят флоринов в год, плюс он

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск