Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

96

урезонить свое сердце, но оно отказывалось прислушаться к логике. И она по сто раз на день спрашивала себя, почему ее дорогой муж не прислал ни единого письма.

        Наблюдая из недели в неделю, как его дочь все глубже погружается в пучину отчаяния, Александр потерял покой. И придумал план, который, по его разумению, мог отвлечь Лукрецию от постоянных мыслей о разлуке с мужем. Дочери, помимо ума, передались от него и задатки лидера. И уж конечно, она унаследовала его обаяние, хотя в последнее время оно никак не проявлялось.

        В будущем он все равно намеревался подарить Лукреции земли в Романье, после того, как Чезаре завоевал бы ее, и он решил, что практические навыки управления дочери не помешают, более того, со временем наверняка пригодятся, а главное, отвлекут. Ее глупый муж так и сидел в замке Колонна, отказываясь вернуться в Рим. Он, конечно, тоже тосковал по жене, но, долгие месяцы не получая от нее писем, решил, что она его забыла. Папе пришлось послать Севильона, испанского капитана, который держал над ними меч на церемонии бракосочетания, к королю Неаполя, чтобы тот убедил Альфонсо вернуться.

        Александр не понимал такого упрямства. Да, в любовной жизни его отличало постоянство, но он всетаки менял женщин и, конечно же, переживал, но ведь не позволял себе вести себя так, как эти молодые люди. Одному только Богу известно, сколько раз человеку суждено влюбляться! Если всякий раз вот так переживать, не останется времени на работу.

        В общем, посовещавшись с Дуарте, Александр решил отправить Лукрецию править в Непи, крошечное государство, которое он прибрал под свою руку после бегства в Неаполь кардинала Асканьо Сфорца.

        Поскольку до родов Лукреции оставалось не так уж много времени, Александр понимал, что в поездке ей надо соблюдать предельную осторожность и уж никак нельзя спешить. Решил, что сопровождать ее будет большой отряд, поедет она в паланкине, отправится с ней и Мичелотто, чтобы побыть в Непи первые несколько недель, пока она будет привыкать к новой обстановке и входить в курс дел.

        Папа Александр знал, что некоторые церковные иерархи с неудовольствием воспримут его решение, потому что Лукреция, в конце концов, была женщиной. Но она родилась и воспитывалась с тем, чтобы править людьми, и он не видел причин мешать ей реализовать таланты, заложенные природой, только потому, что она – женщина.

        В ней текла кровь Борджа, а это говорило о многом.

        А вот к младшему сыну, Хофре, Александр таких чувств не испытывал, а на его жену Санчию просто злился. Разумеется, он понимал, что злость эта отчасти вызвана обидой на ее дядю, короля Неаполя, дочь которого. Розетта, отказалась выйти замуж за сына Папы. Какая наглость!

        Александр, естественно, понял, что дело не в Розетте. Король легко мог приказать дочери выйти замуж за Чезаре, но не воспользовался своим правом. Значит, заключил Папа, его сына отверг король, а не Розетта.

        Санчия, принцесса из Неаполя, на которой женился его младший сын, всегда отличалась упрямством и своенравием. А главное, до сих пор не родила Хофре наследника. И при этом слыла соблазнительницей. «Пожалуй, – думал Александр, – мне следовало возвести Хофре в сан кардинала, а Чезаре женить на Санчии. Уж Чезаре точно смог бы ее укротить».

        Александр вызвал в свои покои семнадцатилетнего Хофре. Его сын вошел, широко улыбаясь, но, пусть он и не жаловался, сильно прихрамывая.

        – Что случилось? – спросил Александр. В голосе не слышалось отеческой заботы, сына он не обнял.

        – Ничего страшного, отец, – Хофре склонил голову. – Получил рану в бедро, фехтуя на мечах.

        Александр поморщился. Неумех он не жаловал.

        Открытое лицо Хофре, под шапкой светлых волос, радовало взгляд, да только в глазах не просматривалось ни блестящего ума сестры, ни злобной хитрости Хуана, ни яростного честолюбия Чезаре. Собственно, заглядывая в глаза сына, Александр ничего там не видел. Это его тревожило.

        – Я хочу, чтобы ты сопровождал свою сестру в Непи, – начал Александр. – Ей нужен человек, который ей не безразличен и может защитить ее. Она сейчас женщина одинокая, вотвот должна родить, поэтому рядом должен быть мужчина, на которого она может рассчитывать.

        Хофре улыбнулся и кивнул.

        – Я поеду с радостью, ваше святейшество. Как и моя жена, которая нежно любит Лукрецию. Ей давно хочется сменить обстановку.

        Александр

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск