Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

103

особенно прекрасной, учитывая, что после взятия Форли ее держали в подземелье.

        – Мне эта мысль не приходила в голову, но…

        – Я знаю, ты сожжешь меня на костре за попытку покушения на жизнь Папы. Не с теми людьми я послала свой «подарок».

        – На жизнь Папы покушаются часто, – ответил Чезаре. – Он редко мстит, особенно если попытка проваливается. Но если он собирается повесить тебя или сжечь на костре, я ему скажу, что ты несешь наказание с того самого дня, как попала в плен.

        – И он тебе поверит?

        – Он считает, что изнасилование более суровое наказание, чем смерть, потому что калечит душу, а он любит женщин, как я никогда любить не смогу.

        Катерина сухо улыбнулась.

        – Но надо верить в душу, чтобы считать, что ее можно покалечить.

        – Так Папа и верит, – на полном серьезе ответил Чезаре. – И поскольку ты всетаки Сфорца, я приказал, чтобы тебя держали в Бельведере. Без цепей. Замок принадлежит мне. Там чудесный сад, прекрасный вид на город.

        Тебя будут принимать как почетную гостью… и, разумеется, держать под неусыпным наблюдением.

       

Глава 21

       

        Чезаре въехал в Рим героемпобедителем. Такое удивительное шествие жители Рима увидели впервые. Все солдаты Чезаре, и легкие кавалеристы, и швейцарские копьеносцы были одеты в черное. Даже обозные повозки задрапировали черной тканью. И Чезаре, в черной броне, возглавлял колонну в сопровождении четырех кардиналов, чьи красные и лиловые одежды создавали разительный контраст. Даже красный атакующий бык Борджа на этот раз реял не на белом, а на черном полотнище. Верхом на великолепном черном жеребце Чезаре смотрелся принцем крови.

        Сквозь толпы горожан длинная колонна медленно продвигалась к Ватикану. Там Чезаре приветствовал отца на испанском, когда преклонил колено, чтобы поцеловать папский перстень, и передал ему ключи от покоренных замков и городов.

        Александр, сияя от гордости, поднял Чезаре, тепло обнял на глазах ликующей толпы.

        По окончании церемонии Чезаре оставил отца и прямиком направился в свои ватиканские покои.

        За время своего отсутствия в Риме Чезаре разительно переменился. Улыбки французов, которые полагали его дураком, неудачная попытка очаровать Розетту, воспоминания о сестре, омрачавшие найденное было семейное счастье, привели к тому, что он дал зарок скрывать истинные чувства. И с тех пор его лицо редко освещала улыбка, а в глазах не мелькало и намека на бушующую в нем ярость.

        Увы, лицо не давало Чезаре покоя. Он вновь подхватил «французскую оспу», и на этот раз гнойники выскочили на щеках, носу и лбе, оставив круглые шрамы. На поле боя их никто не замечал, но вот в городе, на торжественных приемах, за праздничным столом или даже в постели куртизанок они очень нервировали. В свои двадцать пять лет Чезаре Борджа привык к тому, что все восхищались его красотой, и тут такой удар! В своих покоях он завесил все зеркала черной материей и строго наказал слугам не прикасаться к ним.

        Ночные кошмары вернулись, страшась их, он спал днем и работал по ночам. И вновь многие часы скакал в темноте по окрестностям Рима.

        Ему не терпелось вновь увидеть Лукрецию. Слишком долго длилась разлука. Побеждая, он всегда видел перед собой ее лик.

        Почти два года прошло с тех пор, когда они в последний раз были вместе, и ему оставалось только гадать, как она изменилась. Поразит ли попрежнему в самое сердце, несмотря на то, что он женился на Лотти, а она давно замужем за Альфонсо? В глубине души Чезаре надеялся, что Лукреции наскучил муж, особенно теперь, когда Папа нашел себе других союзников и Альфонсо превратился в угрозу семье Борджа.

        Разные мысли роились в его голове, пока он ждал у дверей покоев Лукреции. На поле боя, в повседневной жизни он никого и ничего не боялся, а тут его мучила тревога. Что подумает о нем сестра? Будет ли меньше любить?

        Увидев Чезаре, Лукреция бросилась к нему, обхватила шею руками, лицом прижалась к груди.

        – Святой Боже, как мне тебя недоставало! – воскликнула она со слезами на глазах.

        Когда она подняла голову, чтобы посмотреть на него, она испытала шок, увидев, как сильно он переменился.

        Коснулась щек руками.

        – Мой дорогой Чез, как жизнь обошлась с тобой…

        Он отвел глаза. Его сердце колотилось, как и прежде, никто не вызывал у него такой любви.

        – Ты хорошо выглядишь, Креция, – и в его взгляде

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск