Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

104

читался восторг. – Ты попрежнему счастлива?

        Она взяла его за руку, повела к дивану.

        – Только небеса могут принести мне больше счастья.

        С моими детьми, с Альфонсо я купаюсь в счастье и живу в страхе, что все это – божественный сон, за которым, не дай бог, последует горькое пробуждение.

        У него сжалось сердце.

        – Ко мне приводили юного Джованни. И наш сын больше похож на тебя, чем на меня. Светлые волосы, синие глаза.

        – Похож, но не всем, – Лукреция рассмеялась. – У него твои губы, твоя улыбка, и руки, как у тебя, как у Папы, – она взяла его за руки, развернула ладонями вверх, чтобы показать. – Адриана каждый день приходит с ним ко мне. Он – умный, хороший мальчик, хотя иной раз взрывается, совсем как ты, – вновь она рассмеялась, и Чезаре видел, что его сестра лучится от счастья.

        – А как твой малыш? Он тоже тебя радует?

        Лукреция энергично кивнула, тряхнув золотыми кудрями.

        – Родриго еще младенец, но уже можно сказать, каким он будет. Таким же красавцем, как его отец, с таким же отзывчивым характером.

        Чезаре всмотрелся в сестру.

        – Так ты довольна своим мужем?

        Лукреция понимала, как тщательно она должна выбирать слова. Любой намек на то, что она несчастна, привел бы к однозначному результату: Альфонсо терял ее защиту и мог потерять свободу. А вот если бы она призналась, что без памяти любит его, он мог потерять и жизнь.

        – Альфонсо – достойный и добродетельный человек, – ответила она. – Он добр ко мне и детям.

        – Если бы Папа попытался развести вас, ты бы согласилась? – бесстрастно спросил Чезаре.

        Лукреция нахмурилась.

        – Чезаре, если Папа подумывает об этом, передай ему, что я скорее умру. Я не хочу жить без Альфонсо… как я не хочу жить без тебя.

        Чезаре покидал ее в замешательстве. Он все не мог смириться с тем, что она любит мужа, но его утешало, что она подтвердила свою любовь к нему.

        В ту ночь, лежа в постели, в лунном свете, вливающемся в окно, он вспоминал, как она выглядела, какой тонкий шел от нее аромат, что говорила. Перед его мысленным взором возникла та гримаска, что промелькнула на ее лице, когда она подняла голову, чтобы посмотреть на него.

        Услышал наполненный жалостью голос: «Мой дорогой Чез, как жизнь обошлась с тобой…» Он знал, что она увидела шрамы и на лице, и более глубокие, в душе.

        И поклялся, что с этого дня будет носить маску, чтобы никто не мог заглянуть ему в душу. Поклялся, что окутает свою жизнь тайной и будет продолжать войну, уже не за Бога его отца, но против Него.

       

       

* * *

       

        Папа, наместник Христа на земле, в праздничных одеяниях, горой возвышался у торжественно украшенного алтаря базилики святого Петра.

        Перед ним стоял Чезаре Борджа, французский герцог Валентине. Папа снял с него мантию герцога и заменил плащом гонфалоньера и главнокомандующего папской армией, а голову украсил алым беретом. И, наконец, протянул ему командирский жезл.

        Чезаре опустился перед Папой на колени, положил руку на Библию и принес присягу, поклялся верно служить Папе и даже под пыткой и страхом смерти не выдавать известные ему секреты.

        После чего Александр благословил его Золотой Розой и дал последнее напутствие: «Прими эту розу как символ радости, дорогой сын, ибо ты уже проявил и благородство, и храбрость. Да благословит тебя Господь и убережет от беды!»

        После церемонии, принимая Чезаре в своих покоях, в присутствии одного Дуарте, Александр сообщил сыну, что дарит ему земли и повышает жалованье.

        – Ты заслужил награду своими победами. И теперь пора обсудить продолжение кампании. Имола и Форли наши, но предстоит покорить Фаэнцу, Пезаро, Кармарино и даже Урбино. Как главнокомандующий, ты должен их захватить, а потом обеспечить эффективное управление всей Романьей, которая станет одним государством.

        С этим Александр удалился в спальню, где его уже ждала любимая куртизанка.

       

       

* * *

       

        Юбилейная Пасха отмечалась раз в двадцать пять лет, поэтому Александр резонно предположил, что второго юбилея в период его правления не будет. Пасхальная неделя всегда приносила церкви огромный доход, ибо паломники со всей Европы стекались в Рим, чтобы послушать пасхальную проповедь Папы, а потому Александр посчитал необходимым подготовить Рим к Пасхе и гарантировать наполнение церковной сокровищницы. Благо, деньги на финансирование

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск