Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

109

необходимым предупредить его с тем, чтобы обезопасить себя.

        – Хофре, любовь моя, если твоя семья попытается убить моего брата или не помешает этому и отошлет меня ради политических выгод, будешь ли ты в безопасности?

        Как долго они позволят нам быть вместе?

        – Я никому не позволю разлучить нас, – в голосе Хофре слышалась угроза. То было не признание в любви, а обещание мести.

       

       

* * *

       

        Чезаре провел утро на улицах Рима, спрашивая горожан о нападении на Альфонсо. Не слышал ли кто о появлении в городе заезжей банды? Не видел ли кто чегото такого, что может помочь следствию? Усилия его не дали результата, и он возвратился в Ватикан, где Александр напомнил ему, что он должен встретиться с кардиналом Рарьо и обсудить подготовку к юбилейной Пасхе.

        Встретились они за обедом на террасе кардинальского дворца, Чезаре предложил оплатить многие из запланированных праздничных мероприятий и силами солдат провести расчистку города.

        Потом по предложению кардинала они отправились в лавку, торговавшую антиквариатом. Кардинал Рарьо собрал великолепную коллекцию античной скульптуры, и владелец лавки, репутация которого не вызывала сомнений, сообщил, что ему есть чем порадовать постоянного покупателя.

        Через несколько минут узкая улочка привела их к крепкой дубовой двери. Кардинал постучал. Улыбчивый пожилой мужчина с длинными седыми волосами открыл дверь.

        Кардинал представил своего спутника:

        – Джованни Коста, я привел к тебе великого Чезаре Борджа, главнокомандующего папской армией. Он хочет посмотреть твои статуи.

        Коста рассыпался в приветствиях, через лавку провел дорогих гостей во внутренний дворик, забитый как старинными скульптурами, так и их частями. На столах и на земле лежали и стояли руки, ноги, торсы. В дальнем конце дворика одну из скульптур прикрывал кусок материи.

        В Чезаре проснулось любопытство.

        – А что там? – спросил он.

        Коста подвел их к скульптуре. Театральным жестом рывком сдернул материю.

        – Это, наверное, самое великолепное творение рук человеческих, которое ко мне попадало.

        У Чезаре перехватило дыхание, когда он увидел высеченного из белого мрамора Купидона. Полузакрытые глаза, полные губы, мечтательность и страсть, отразившиеся на лице. Скульптура словно светилась изнутри, изящные крылышки заставляли поверить, что Купидон того и гляди сорвется с места и полетит. Действительно, красота скульптуры просто завораживала.

        – Сколько? – спросил Чезаре.

        Коста сделал вид, что не хочет продавать Купидона.

        – Когда станет известно, что скульптура у меня, цена взлетит до небес.

        Чезаре рассмеялся, но не отступил.

        – Сколько она стоит сейчас? – он подумал, что Купидон очень понравится Лукреции.

        – Сегодня, ваше высочество, две тысячи дукатов, – ответил Коста.

        Прежде чем Чезаре успел произнести хоть слово, вмешался кардинал Рарьо, который уже обошел скульптуру, потрогал ее.

        – Мой дорогой друг, – обратился он к Косте, – но это же не античная скульптура. Мои чувства подсказывал ют мне, что сработали ее совсем недавно.

        – У вас острый глаз, кардинал, – улыбнулся Коста. – Но я и не говорил, что это – антик. Правда, работу над ней закончили не вчера, а в прошлом году. Ее автор – молодой, очень талантливый скульптор из Флоренции.

        Кардинал покачал головой.

        – Современное искусство меня не интересует, ему нет места в моей коллекции. Тем более по такой запредельной цене. Пошли, Чезаре.

        Но Чезаре не мог оторвать взгляд от скульптуры. Не стал ни советоваться, ни торговаться.

        – Мне без разницы, сколько она стоит, когда сделана.

        Я ее беру.

        Коста начал извиняться.

        – Прибыль идет не только мне, большую часть денег я должен отдать скульптору и его представителю. Да и перевозка обошлась недешево.

        Чезаре улыбнулся.

        – Твоя работа закончена, я уже сказал, что беру скульптуру. За названную тобой цену. Две тысячи… – тут в голове мелькнула другая мысль. – А как звать этого молодого скульптора?

        – Буонарроти. Микеланджело Буонарроти. Он безусловно талантлив, не так ли?

       

       

* * *

       

        Рим гудел от слухов. Сначала говорили, что Чезаре убил еще одного брата, но, поскольку он публично заявил о своей непричастности к нападению на Альфонсо, этот слух быстро сменился другим. Теперь горожане судачили о том, что Орсини, разозленные

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск