Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

124

ни души.

        Галеоны максимально близко подошли к берегу, но от песка их всетаки отделяла полоска воды. Глубина не превышала пяти футов, но пехотинцам очень не хотелось добираться до берега вброд. Видя их страх, Дуарте приказал положить на нос по бухте крепкого каната, а концы сбросить в воду. Потом с каждого галеона в воду прыгнул матрос, умеющий плавать, с канатом доплыл до берега и привязал его к одной из растущих на берегу олив.

        Далее Дуарте попросил Чезаре приказать половине солдат привязать оружие на спине. Второй половине предстояло оставаться на кораблях до получения сигнала о взятии города.

        Приказ солдаты выполнили, но не без ворчания. После чего Дуарте ухватился за канат и оторвался от борта.

        Перебирая руками, добрался до берега, едва замочив сапоги.

        Чезаре последовал за ним и тоже добрался до берега практически сухим и невредимым. Ободренные его примером, солдаты один за другим хватались за канаты и перебирались на берег, облегченно вздыхая, вставая ногами на твердую землю.

        Как только все солдаты оказались на берегу и оправились от волнения, вызванного необычной переправой, Чезаре повел их по уходящей в холмы тропе. Не прошло и часа, как они достигли гребня. Перед ними, как на ладони, лежали город и бухта.

        Как и предсказывал Дуарте, огромные, стационарные орудия держали под прицелом вход в бухту. За час, проведенный на гребне, Чезаре не обнаружил ни более легких, переносных пушек, ни малейших признаков тревоги. Лишь маленький отряд стражи промаршировал по центральной площади.

        Чезаре двинул свои войска вниз. Как только они вышли на окраины, закричал: «Атакуем! Атакуем!» – и солдаты ворвались в город.

        Стражники, захваченные врасплох, тут же сдались.

        Перепуганные горожане заперлись в домах. Один отряд захватил орудия, второй – железорудные копи, третий, под командованием Дуарте, – порт. Наконец Чезаре приказал поднять свой флаг с атакующим быком Борджа на центральной площади города.

        Когда дрожащие от страха представители городских властей прибыли на площадь, Чезаре сообщил им, что отныне остров Эльба находится под контролем папской армии, и заверил, что опасаться им нечего.

        К этому времени восемь галеонов обогнули остров и вышли на траверс бухты.

        Солдаты разожгли на берегу огромный костер – сигнал о том, что город взят и путь в бухту открыт. Галеоны вошли в нее под флагом Борджа, пришвартовались к пристани и высадили остальных солдат.

        Ознакомившись с состоянием железорудных копей и определившись с численным составом оставляемого на острове гарнизона, Чезаре отдал приказ остальным грузиться на корабли.

        Захват острова занял всего четыре часа. Теперь Мичелотто, Хофре, Чезаре и Дуарте могли возвращаться в Рим со спокойной душей и чувством выполненного долга.

       

Глава 25

       

        Кардиналы делла Ровере и Асканьо Сфорца тайно встретились за поздним завтраком. На столе стояла нежная ветчина, поджаренные красные перцы поблескивали оливковым маслом, белели головки чеснока, золотился корочкой свежеиспеченный хлеб. Красное вино помогало развязать языки.

        Асканьо заговорил первым:

        – Я допустил ошибку, отдав голос за Александра на последнем конклаве. Я больше не могу быть его вицеканцлером. Да, он превосходный администратор, но уж слишком любящий отец. И он так балует своих детей, что церковь станет банкротом к тому времени, когда на престол взойдет новый Папа. Стремление Чезаре захватить и объединить Романью опустошило папскую казну. Оплата войск стоит бешеных денег. И ни у одной королевы или принцессы нет такого роскошного гардероба, как у младшего сына Папы.

        Кардинал делла Ровере доверительно улыбнулся.

        – Мой дорогой Асканьо, ты же пришел не для того, чтобы обсуждать грехи Папы, которые и так всем известны. Должно быть, есть и другая причина, пока скрытая от меня.

        Асканьо пожал плечами.

        – Что тут можно сказать? Мой племянник Джованни унижен Борджа, а Пезаро теперь принадлежит Чезаре.

        Моя племянница Катерина, настоящая амазонка, заточена в одном из замков Борджа, ее земли также захвачены.

        Мой брат, Лодовико, пленен и брошен в подземелье французами, а Милан принадлежит им. И теперь я слышу, что Александр подписал секретный договор с Францией и Испанией, чтобы разделить Неаполь и отдать корону Чезаре. Это возмутительно!

        – И какой ты предлагаешь выход?

   

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск