Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

126

И он помнил, что Папа, в конце концов, наместник Бога на Земле и глава святой материцеркви. Все эти факторы в значительной мере компенсировали недостаточную аристократичность и отсутствие культуры семьи Борджа.

        При этом дЭсте во многом зависели от французов, и Эрколе, конечно же, хотел жить в мире с королем Людовиком. А последний ценил союзнические отношения с Папой, благожелательно относился к перспективе бракосочетания Альфонсо и Лукреции и в последние недели настоятельно рекомендовал Эрколе согласиться на этот союз.

        Трудные и сложные переговоры продолжались не один день, и в конце концов, как случалось довольно часто, нерешенным остался только один вопрос – денежный.

        В тот день Дуарте Брандао позвали в папскую библиотеку, где уже сидели Александр и Эрколе дЭсте. Все надеялись, что на этом совещании удастся достичь окончательных договоренностей.

        – Ваше святейшество, – начал Эрколе, – проходя по вашим великолепным покоям, я заметил, что их украшают работы одного лишь Пинтуриккьо. Нет ни Боттичелли, ни Беллини, ни Джотто. Не нашел я ни Перуджино, ни картин Фра Липпо Липпи.

        Слова герцога не произвели ни малейшего впечатления. Александр не собирался менять сложившиеся взгляды на искусство.

        – Мне нравится Пинтуриккьо. Со временем его признают величайшим из всех.

        Эрколе покровительственно улыбнулся.

        – Я думаю, что нет, ваше святейшество. Подозреваю, что во всей Италии вы – единственный, кто придерживается такой точки зрения.

        Дуарте понял, что разговор об искусстве, заведенный Эрколе, – тактический ход, призванный подчеркнуть богатство художественной коллекции семьи дЭсте и показать плебейские вкусы и культурное невежество Борджа.

        – Возможно, вы правы, дон Эрколе, – сухо заметил он. – В городах, которые мы захватили в этом году, есть творения многих упомянутых вами художников. Чезаре предлагал прислать их сюда, но его святейшество отказался. Я все еще надеюсь убедить его в ценности этих произведений искусства, доказать, что они украсят Ватикан.

        Кстати, совсем недавно мы говорили о том, что ваш родной город, Феррара, располагает великолепной коллекцией, не говоря уже о золоте и серебре.

        Эрколе на мгновение побледнел, уловив намек Дуарте.

        – Может, нам пора обсудить приданое, – разом переменил он тему разговора.

        – На какую сумму вы рассчитываете, дон Эрколе? – спросил Александр, предчувствуя, что не услышит в ответ ничего приятного.

        – Я думаю о трехстах тысячах дукатов, ваше святейшество, – без запинки ответил Эрколе дЭсте.

        Александр, собиравшийся начать торг с тридцати тысяч, аж поперхнулся вином.

        – Триста тысяч дукатов – это немыслимо, – отрезал он.

        – Но это самое меньшее, что я готов принять, ибо мой сын, Альфонсо, – обаятельный молодой человек с прекрасными перспективами, и желающих выйти за него замуж не счесть.

        Торговались они не меньше часа, приводя всевозможные аргументы в свою пользу. Александр старался сбить цену, Эрколе не желал уступать. В какойто момент даже поднялся, чтобы уйти.

        Александр предложил компромиссную сумму.

        Эрколе отказался, тогда уйти пригрозил Александр, но Дуарте убедил его продолжить переговоры.

        В итоге Эрколе удовлетворился двумястами тысячами дукатов, суммой, которую Александр все равно посчитал чрезмерной, поскольку Эрколе добился и снятия с Феррары ежегодного налога, выплачиваемого святой церкви.

        Вот так стороны договорились о брачном союзе десятилетия.

       

       

* * *

       

        Вернувшись в Рим, Чезаре чуть ли не в первый день встретился с отцом наедине, чтобы справиться о своей узнице, Катерине Сфорца. Александр сообщил, что она пыталась бежать из Бельведере и в наказание ее перевели в замок СантАнджело, уже не в столь комфортабельные апартаменты.

        Чезаре немедленно поехал к ней.

        В замке СантАнджело, массивной крепости, помимо роскошных помещений находилась и подземная тюрьма, камеры которой не отличались удобствами. По приказу Чезаре охранники привели Катерину в один из больших залов. Она щурилась от яркого света, потому что давно уже не видела солнца. Красота осталась при ней, но пребывание в темнице, конечно, сказалось на ее облике.

        Чезаре тепло приветствовал ее, наклонился, чтобы поцеловать руку.

        – Дорогая моя, – он улыбался, – неужели ты глупее, чем я думал? Я обеспечил тебе наилучшие условия, а

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск