Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

133

  Чезаре обещал ему полную безопасность после взятия Фаэнцы, и теперь все выглядело так, будто он нарушил данное слово. Чезаре знал, что подозрения вновь падут на него. Многие скажут, что убил он, пусть и руками Мичелотто. Возможности у Чезаре действительно были. Но кто убил Асторре? И почему?

       

       

* * *

       

        Через два дня в зале, который назывался «Паппагалло», Папа прощался с дочерью. Она с грустью покидала отца, несмотря на все горести, причиной которых он стал.

        Папа не подавал вида, что отъезд дочери его печалит, но веселье его было кажущимся, ибо он прекрасно знал, как ему будет ее недоставать.

        – Если тебя не примут должным образом, – напутствовал он дочь, – пошли мне весточку, и я в полной мере употреблю свое влияние, чтобы все уладить. Насчет детей не тревожься, Адриана о них позаботится. Как ты знаешь, ей доверять можно.

        – Знаешь, папа, я многому научилась в Непи, но мне всетаки боязно. Новый город, где никто меня не знает, никто ко мне не благоволит.

        – Со временем они полюбят тебя так же, как любим мы, – уверенно заявил Александр. – Тебе надо только подумать обо мне, чтобы я тебя услышал. И ты будешь слышать меня всякий раз, когда я буду думать о тебе, – он поцеловал дочь в лоб. – Иди. Негоже Папе проливать слезы при отъезде его детей.

        Александр наблюдал за дочерью из окна. Когда она подняла голову, помахал ей рукой и крикнул: «Счастливого пути. И ни о чем не волнуйся. У тебя есть все, чего бы ты только ни захотела».

        Лукрецию сопровождала тысяча аристократов, слуг, музыкантов, артистов. Аристократы ехали на лошадях и в каретах. Лукреция – на изящной испанской кобылке с седлом и уздечкой, инкрустированными золотом. Остальные довольствовались ослами и телегами. Некоторые шли пешком.

        Они останавливались в каждом городе, захваченном Чезаре, где Лукреция могла вымыть волосы и принять ванну. Везде их радостно приветствовали дети, одетые в красное и желтое, цвета Чезаре. Губернаторы, назначенные Чезаре, устраивали в честь Лукреции грандиозные пиры.

        Из Рима до Феррары Лукреция и ее свита добирались больше месяца. Губернаторам пришлось изрядно потратиться на прием дорогой гостьи.

       

       

* * *

       

        Эрколе дЭсте, герцог Феррары, славился скаредностью, и в течение нескольких дней большая часть свиты Лукреции отправилась в Рим. Ей пришлось бороться за каждую служанку и пажа, которых она хотела оставить при себе в новом феррарском доме.

        Когда большинство разочарованных римлян и испанцев, сопровождавших Лукрецию, отбыли, следуя приказу герцога, Эрколе преподнес ей наглядный урок, показав, какие порядки царят в Ферраре. По узкой спиральной лестнице он провел ее в комнату на вершине замковой башни. Указал на большое бурое пятно на каменном полу.

        – Один из моих предков отрубил голову жене и приемному сыну, когда обнаружил, что они – любовники.

        Смотри, моя дорогая, – он хохотнул. – Это их кровь.

        Лукреция содрогнулась, глядя на бурое пятно.

       

       

* * *

       

        Прожив несколько месяцев с Альфонсо дЭсте, Лукреция забеременела. Феррарцы искренне радовались, молились о наследнике. Но, к несчастью, то лето выдалось в Ферраре жарким и влажным, что привело к бурному размножению малярийных комаров. Лукреция заболела.

        Альфонсо дЭсте послал срочное письмо в Рим, Папе, в котором сообщил, что у его дочери лихорадка, ее бросает то в жар, то в холод. Недавно она упала в глубокий обморок, и, возможно, Александр захочет прислать из Рима хорошего врача.

        Александр и Чезаре пришли в ужас от мысли, что могут потерять Лукрецию. Оба боялись, что ее отравили.

        И Папа собственноручно написал, что отныне лечить ее должен только один врач.

        В тот самый вечер, переодевшись испанским крестьянином, в плаще с капюшоном, затемнив кожу, Чезаре выехал в Феррару вместе с врачом.

        Не зная, кого прислал Папа, Альфонсо и Эрколе остались в своих покоях, когда слуга провел Чезаре и врача в комнату Лукреции.

        Даже в полузабытьи Лукреция сразу узнала Чезаре.

        Кожа ее стала бледной, почти прозрачной, губы потрескались, последние две недели ее постоянно рвало. Она попыталась приветствовать Чезаре, но так ослабела, что ни звука не слетело с губ.

        Как только слуга вышел, Чезаре наклонился, чтобы поцеловать ее.

        – Моя принцесса сегодня очень уж бледненькая, – прошептал он. – Это тебе не к лицу.

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск