Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

134

Неужели в этом месте тебя покинула любовь?

        Лукреция попыталась улыбнуться, показать, что понимает его шутку, но не смогла даже поднять руку, чтобы коснуться его лица.

        Чезаре и сам понял, что состояние ее критическое, но еще больше расстроился, когда врач подтвердил его догадку.

        Шагнул к умывальнику, откинул капюшон, смыл грим с лица.

        Потом приказал слуге вызвать герцога.

        Эрколе прибыл через несколько минут, встревоженный тем, что его зовут в спальню Лукреции. При виде Чезаре глаза его широко раскрылись.

        – Чезаре Борджа! Что ты тут делаешь?

        В голосе Чезаре не чувствовалось тепла.

        – Приехал навестить свою сестру. Мне не рады? Или я могу увидеть лишнее?

        – Нет, нет, – занервничал герцог. – Просто… я удивился, увидев тебя.

        – Надолго я не задержусь, дорогой герцог, – заверил его Чезаре. – Только передам несколько слов от моего отца… и от меня.

        – Да? – глаза Эрколе хищно сузились.

        Чезаре положил руку на рукоять меча, словно готовился сразиться со всей Феррарой. Шагнул к Эрколе дЭсте, голос его оставался холодным.

        – Святейший Папа и я более всего хотим, чтобы здоровье моей сестры пошло на поправку. Если она умрет, мы возложим вину на тех, кто оказывал ей гостеприимство, их город. Я ясно выразился?

        – Я должен воспринимать эти слова как угрозу? – спросил Эрколе.

        – Я уверен, что вы меня поняли, – голос Чезаре стал жестче. – Моя сестра не должна умереть. Если такое случится, она умрет не одна!

        Чезаре и врач пробыли у постели Лукреции несколько дней. Наконец врач решил, что для выздоровления необходимо кровопускание. Лукреция отказалась.

        – Не хочу, чтобы из меня выпустили всю кровь! – кричала она, мотая головой, пытаясь вырваться, хоть сил совсем и не было.

        Чезаре сидел рядом, держал, успокаивал, взывал к голосу разума.

        – Ты должна жить для меня. Иначе для чего жить мне?

        Лукреция, наконец, перестала сопротивляться и уткнулась лицом в грудь Чезаре, чтобы не видеть, что с ней будут делать. Врач сделал несколько надрезов на лодыжке и выпустил столько крови, сколько посчитал необходимым для выздоровления.

        Уезжая, Чезаре пообещал Лукреции вскорости вновь навестить ее, потому что теперь он жил в Чезене, всего в нескольких часах езды от Феррары.

       

       

* * *

       

        Лукреция не умерла. После кровопускания начала медленно поправляться. Стала вновь ощущать тепло своего тела, уже не обливалась потом, больше бодрствовала, не проваливалась в долгий, глубокий, без сновидений сон, больше похожий на обморок. И хотя ребенок родился мертвым, здоровья и энергии у нее прибавлялось с каждой неделей.

        Об утрате ребенка она грустила только ночью, ибо пришла к выводу, что время, ушедшее на оплакивание чеголибо, – потерянное, потому что в ее жизни было слишком много горя. И если ей хочется реализовать заложенное в нее Господом, хочется творить добро, она должна сконцентрироваться на том, что ей под силу, и не пытаться изменить недоступное. Вот так она и начала вести добродетельную жизнь.

        К концу первого года пребывания в Ферраре она сделала первые шаги к завоеванию любви и уважения своих подданных, так же, как и любви этой странной и могущественной семьи, дЭсте, в которой она теперь жила.

        Старый герцог, Эрколе, первым оценил ее блестящий ум. И с течением времени стал прислушиваться к ее советам чаще, чем к советам своих сыновей, и доверял ей все более важные дела.

       

Глава 27

       

        Глубокой ночью, когда Хофре и Санчия крепко спали в своих ватиканских покоях, в спальню ворвались несколько папских гвардейцев и безо всяких объяснений вытащили Санчию из их кровати. Санчия отбивалась ногами и кричала, Хофре ринулся ей на помощь.

        – Это возмутительно! – заявил он молодому лейтенанту, командующему гвардейцами. – Мой отец вас за это накажет!

        – Мы выполняем приказ Святейшего Папы, – ответил ему лейтенант.

        Хофре бросился в покои Папы, где и нашел Александра сидящим за столом в кабинете.

        – Что все это значит, отец?

        Папа оторвал взгляд от бумаг, ответил сурово:

        – Я мог бы сказать, что причина – аморальное поведение твоей жены, ибо слишком уж слаба она на передок, или в твоей неспособности держать ее в узде. Но на этот раз дело не в личном. Я, похоже, не могу доказать королю Неаполя, который вступил в союз с Фердинандом, важность французских интересов во

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск