Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

135

вверенном ему королевстве. Людовик требует от меня принятия мер, доказывающих, что я уважаю заключенные с ним договоры.

        – Но при чем здесь Санчия? – воскликнул Хофре. – Она всего лишь женщина и не причинила никакого ущерба Франции.

        – Хофре. Пожалуйста! Не веди себя, как евнух, – нетерпеливо бросил Александр. – На кону благополучие твоего брата. Способность папства выполнять взятые обязательства. На данный момент Франция – наш самый сильный союзник.

        – Отец, – глаза Хофре зажглись мрачным огнем. – Я не могу этого допустить, Санчия не будет любить мужчину, который не способен уберечь ее от темницы.

        – Она может послать письмо своему дядюшке, королю, и попросить помощи.

        В этот момент Хофре отвернулся, ибо боялся, что отец увидит ярость, перекосившую его лицо.

        – Отец, я прошу еще раз, уже как сын. Ты должен освободить мою жену, иначе ты разрушишь нашу семью. А я этого не хочу.

        Александр в недоумении воззрился на Хофре. Что он такое говорит? С самого дня приезда от Санчии были одни хлопоты, и он ничего не сделал, чтобы укротить ее. И каков наглец! Решается указывать отцу, более того, Святейшему Папе, как вести дела святой материцеркви!

        Но, отвечая сыну, Папа изгнал из голоса все эмоции:

        – Именно потому, что ты – мой сын, я прощаю тебе это прегрешение. Но если ты посмеешь еще раз заговорить со мной в подобной манере, твою голову поднимут на пике и я лично обвиню тебя в ереси. Ты понял?

        Хофре глубоко вдохнул.

        – Сколько времени моя жена проведет в тюрьме?

        – Спроси короля Неаполя, – ответил Александр. – Решать ему. Как только он согласится, что корону Неаполитанского королевства должен носить Людовик, твоя жена выйдет на свободу. – Хофре повернулся, чтобы уйти, когда его догнали слова отца. – С этой минуты тебя будут охранять день и ночь, чтобы уберечь от искушения.

        – Могу я повидаться с ней? – только и спросил Хофре.

        На лице Александра отразилось изумление.

        – Что же я за отец, если буду запрещать сыну встречаться со своей женой? Или ты думаешь, что я – чудовище?

        Хофре не пытался скрыть слез, катящихся по щекам.

        За одну ночь он потерял не только жену, но и отца.

       

       

* * *

       

        Санчию отвезли в подземелье замка СантАнджело и поместили в отдельную камеру. Из соседних до нее доносились стоны и крики других заключенных, проклинающих охранников.

        Те, кто узнал Санчию, смеялись над ней, остальные удивлялись, каким образом эта молодая, красивая, роскошно одетая женщина оказалась в столь незавидном положении.

        Санчия обезумела от ярости. На этот раз Папа перешел все границы. В прошлый раз, когда он выслал ее из Рима, она еще стерпела, но теперь не собиралась давать ему спуску. Поклялась, что сделает все возможное, чтобы скинуть его со Святого престола, даже если ради этого ей придется отдать жизнь.

        К приходу Хофре она уже перевернула койку и разорвала матрас, вытрусив солому на пол. Еду, воду и даже вино вместе с посудой швырнула в маленькую деревянную дверь, которая вела в камеру, и теперь глиняные осколки устилали пол.

        К удивлению Хофре, она подошла к нему, нежно обняла.

        – Муж мой, ты должен мне помочь. Если ты меня любишь, немедленно отправь письмо моей семье. Дай знать моему дяде, что со мной сталось.

        – Обязательно отправлю, – Хофре прижимал ее к себе, гладил по волосам. – Сделаю все, что в моих силах.

        А пока буду сидеть с тобой в камере, если ты мне позволишь.

        Хофре поставил койку на ножки, и они сели рядышком, он обнял ее за плечи, успокаивая.

        – Ты принесешь мне бумагу, чтобы я могла немедленно написать письмо? – спросила она.

        – Принесу, но я не могу без тебя.

        Санчия улыбнулась, и в нем затеплилась надежда.

        – Мы – одно целое, – заверил он ее, – и то, что выпадает на твою долю, достается и мне.

        – Я знаю, что это грех когото ненавидеть, – Санчия нахмурилась, – но я ненавижу твоего отца и готова запятнать душу грехом. И неважно, что он – Святейший Папа.

        Для меня он – зло, такое же, как падшие ангелы.

        Хофре и не собирался защищать отца.

        – Я напишу своему брату, Чезаре. И не сомневаюсь, что он поможет нам, как только вернется.

        – Почему? – удивилась Санчия. – Чтото я не заметила, что он способен на сочувствие.

        – У меня есть основания в это верить, – ответил Хофре. – Мой брат Чезаре все поймет и освободит

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск