Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

141

не терпелось посмотреть, а что же ему подарили. В коробке лежали сто разных масок. Карнавальных, украшенных золотом и драгоценными камнями, из красного и желтого атласа, загадочных серебристочерных, изображающих драконов, демонов, святых.

        Чезаре громко смеялся, внимательно разглядывая каждую, время от времени подходил к зеркалу, чтобы примерить их.

       

       

* * *

       

        Месяц спустя Чезаре и Александр сидели в папских покоях, дожидаясь Дуарте, который только что вернулся из поездки во Флоренцию и Венецию.

        Александр с энтузиазмом рассказывал Чезаре о своих планах по преображению Ватикана.

        – С огромным трудом я убедил Микеланджело взяться за проектирование новой базилики святого Петра. Я хочу чтонибудь великолепное, чтобы потрясти христианский мир.

        Вот тут и появился Дуарте, поздоровался, поцеловал папский перстень.

        – Итак, Дуарте, ты нашел злодеев в Венеции? – спросил Чезаре. – А добрые граждане Флоренции, узнав о событиях в Сенигалье, опять увидели во мне чудовище, пожирателя младенцев?

        – Нет, Чезаре, они склонны полагать, что ты все сделал правильно, ловко и с умом. Блестяще обвел их вокруг пальца. Месть людям нравится… чем эффектнее, тем лучше.

        Когда же Дуарте повернулся к Александру, лицо его стало серьезным.

        – Ваше святейшество, я считаю, что в сложившихся условиях опасность остается.

        – А что тебя тревожит, Дуарте? – спросил Александр. – Слухи, сплетни или настораживающие факты?

        – Заговорщики, конечно, мертвы, а вот их семьи – нет.

        – Теперь они обозлены и, без сомнения, ищут возможность отомстить, – он взглянул на Чезаре. – Они не могут ответить силой на твою силу, Чезаре, но они никогда тебя не простят. А поскольку тебя поддерживает Папа, он тоже в опасности.

       

Глава 28

       

        Кардинал Джулиано делла Ровере метался по своему дворцу в Остии, обезумев от ярости. Он только что получил известие о том, что Чезаре захватил Сенигалью, и теперь Борджа воцарились там, где всегда правила его семья. Но худшее заключалось в другом.

        Как только Чезаре уехал в Рим, оставшиеся в Сенигалье войска начали крушить все подряд, грабить и насиловать. Ни одной женщине не удалось избежать позора, даже его очаровательной племяннице Анне. А ведь ей только исполнилось двенадцать.

        Вне себя от ярости, кардинал не мог даже молиться.

        Вместо этого взял перо и написал коротенькое письмо Асканьо Сфорца:

        «Если добро в нас будет брать верх и склонять к добродетельности, победа останется за злом. Ради блага Господа и святой материцеркви теперь мы должны исправить то, что сделано не так».

        И указал место и время встречи.

        Трясущимися руками подержал воск над свечой, наблюдая, как красные капли падают на сложенный пергамент. Взял печатку и выдавил на теплом воске голову мучающегося Христа.

        Кардинал делла Ровере уже собрался кликнуть гонца, когда голову пронзила такая резкая боль, что он упал на колени. Закрыл лицо руками, согнулся чуть ли не до пола.

        Попытался позвать на помощь, но слова застряли у него в горле, потому что внезапно взор его прояснился.

        Как наяву он увидел развевающееся папское знамя, красного атакующего быка на белом поле. А потом наблюдал, как знамя упало и тысяча лошадей проскакала по нему, их копыта рвали знамя в клочья, втаптывали в землю.

        Когда делла Ровере поднял голову и огляделся, знамя и лошади бесследно исчезли. Смысл увиденного он понял мгновенно: бык Борджа повержен.

        Потрясенный, облокотился на стол, постоял, приходя в себя. А когда дрожь ушла из пальцев, взялся за перо, написал еще несколько писем. И, запечатывая их, над каждым произнес молитву. Одно ушло королю Неаполя, второе – Фортунато Орсини, который стал патриархом семьи после смерти кардинала Орсини. Третье – кардиналу Коронето в Рим, четвертое – кардиналу Малавольи в Венецию, еще одно – Катерине Сфорца во Флоренцию и последнее – испанской королеве Изабелле.

        Теперь он твердо решил положить конец правлению Борджа!

       

       

* * *

       

        Как и во все дни последних нескольких недель, тем утром Хофре спустился по длинной спиральной лестнице в подземелье замка СантАнджело, к той его части, где находилась тюрьма. Прошел мимо сонных охранников, которые более не обращали на него никакого внимания, направился к маленькой камере в углу.

        Там, на матрасе, набитом соломой, нечесаная, грязная,

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск