Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

70

Богу, что это всего лишь идейный маньяк, кого легче выследить. В стране миллион алчных сукиных сынов, готовых проделать нечто подобное, и найти их весьма трудно.

        В ожидании новой информации Клут заложил в компьютер все данные о прошлых угрозах ядерного взрыва. Ядерные установки ни разу не были найдены, и шантажисты, арестованные во время получения выкупа, признавались, что никогда никаких бомб у них не было. Среди них попадались люди, имевшие отношение к науке. Другие черпали информацию из журнала левого толка, опубликовавшего статью, как изготовить ядерное оружие. Журнал убеждали не печатать эту статью, но его сотрудники обратились в Верховный суд, который вынес решение, что такое запрещение будет означать нарушение свободы печати. Вспоминая об этом эпизоде, Клут содрогался от ярости – эта страна когданибудь погубит себя. Одно обстоятельство он отметил с интересом: ни в одном из более чем двухсот случаев не были замешаны женщины, негры или иностранные террористы. Все оказывались паршивыми, корыстолюбивыми чистокровными американцами.

        Покончив с компьютерными данными, он задумался о своем начальнике Кристиане Кли. Клуту совсем не нравилось, как Кли управляет агентством. Тот считает, что вся работа ФБР должна сводиться только к охране президента Соединенных Штатов, и использовал в этих целях не только специальную Службу безопасности, но и учредил по всей стране в каждом отделении ФБР особые подразделения, главной задачей которых было вынюхивать возможную опасность для президента и его окружения. Кли перебросил значительное количество сотрудников ФБР с других участков на службу в данных подразделениях.

        Клут с подозрительностью взирал на власть Кристиана Кли, на его особое подразделение их бывших сотрудников ЦРУ. Чем они, дьявол их побери, занимаются? Питер Клут этого не знал, а он имел право на то, чтобы знать. Это подразделение подчинялось непосредственно Кли, а для правительственного агентства, столь чувствительного к общественному мнению, как ФБР, это было очень невыгодно. До сих пор ничего не случилось, но Клут потратил массу времени, часами просиживая в кабинете и обдумывая, как бы ему не попасть впросак, когда это особое подразделение выкинет какуюнибудь штуку, которая заставит весь конгресс со всеми его комитетами по расследованиям стоять на ушах.

        В час ночи заместитель Клута пришел доложить, что двое подозреваемых находятся под наблюдением, собранные сведения подтверждают психологический портрет, обнаружены и другие побочные доказательства. Требуется только ордер на арест.

        – Сначала необходимо доложить Кли, – сказал Клут, – оставайтесь здесь, пока я буду звонить ему.

        Клут знал, что Кли должен быть в офисе президентского штаба, а если нет, то всемогущие телефонистки Белого дома разыщут его. Он дозвонился до Кли с первой же попытки.

        – Мы распутали то особое дело, – сообщил ему Клут. – Но я полагаю, что должен доложить вам прежде, чем мы их возьмем. Вы можете приехать?

        – Нет не могу, – голос Кли звучал напряженно. – Мне сейчас следует находиться рядом с президентом, вы, конечно, понимаете это.

        – Я могу действовать дальше и потом поставить вас в известность? – спросил Клут.

        На другом конце провода наступила долгая пауза. Потом Кли сказал:

        – Я думаю, у нас достаточно времени, чтобы вы могли приехать сюда. Если я буду занят, подождите меня. Но вам следует поторопиться.

        – Я выезжаю, – ответил Клут.

        Ни одному из них не пришло в голову вести разговор по телефону, что подразумевалось само собой. Кто угодно мог подслушать их разговор по бесчисленным нитям воздушного пространства.

        Питер Клут прибыл в Белый дом, и его провели в небольшую комнату для докладов. Кристиан Кли уже ожидал его, он отстегнул свой протез и массировал культю.

        – У меня только несколько минут, – предупредил Кли. – Большое совещание у президента.

        – Видит Бог, я сочувствую ему, – сказал Клут. – Как он воспринял это несчастье?

        – Про Фрэнсиса никогда ничего не известно, а выглядит он хорошо. – Кристиан покачал головой, потом резко бросил. – Ладно перейдем к делу.

        Он посмотрел на Клута с известной долей неприязни. Внешность этого человека раздражала его.

        Клут никогда не выглядел уставшим, он принадлежал к тем людям, у которых сорочка и костюм не бывают помятыми. Галстуки

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск