Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

72

сказал Клут. – Мы имеем одно из знаменитых совпадений в истории.

        – Что всегда ведет к трагедии, – сухо заметил Кристиан.

        – Эти двое ребят, – продолжал Клут, – просто тронулись умом, что иногда свойственно гениям. Их волнует политика, они озабочены ядерной угрозой всему миру. Их не интересуют современные политические споры, они плюют на конфликт арабов Израиля, на проблему бедных и богатых в Америке, на борьбу демократов и республиканцев. Они просто хотят заставить земной шар быстрее вращаться вокруг оси. Вы с этим сталкивались, – он презрительно ухмыльнулся. – Все они считают себя Господом Богом, и их ничто не трогает.

        Одно Кристиана успокаивало: если Клут не находит никакой связи между этой сумасшедшей историей с атомной бомбой и захватом самолета, значит, такой связи не может быть, ведь Клут подозревал всех и во всем. Но тут возникла новая мысль – вокруг этих двух проблем летали политические снаряды. Не торопись, одернул он себя. Фрэнсису сейчас угрожает страшная опасность, его нужно защитить. Может, они смогут разыграть одну карту против другой.

        – Послушайте, Питер, – сказал он Клуту, – это должна быть в высшей степени секретная операция. Я хочу, чтобы этих двух парней взяли и поместили в больницу в Вашингтоне. Знать об этом будем только вы, я и агенты специального подразделения. Ткните агентов носами в Закон об атомной безопасности, соблюдайте абсолютную секретность. Никто не должен их видеть и разговаривать с ними, кроме меня. Я буду лично вести расследование.

        Клут бросил на него подозрительный взгляд. Ему не нравилось, что операция поручается специальному подразделению Кристиана Кли.

        – Медики, прежде чем они будут впрыскивать химикаты в мозги этих парней, захотят увидеть приказ президента.

        – Я попрошу президента, – заверил Кристиан.

        – В этом деле решающим является фактор времени, – как бы между прочим заметил Питер Клут, – а вы сказали, чтобы никто кроме вас, не допрашивал их. Это касается и меня? А что, если вы будете заняты у президента?

        – Не беспокойтесь, Питер, – улыбнулся Кристиан Кли, – я буду там. А теперь посвятите меня в детали.

        В голове у него были другие дела. Вскоре он встретится с командирами специального подразделения ФБР и прикажет им установить электронное и компьютерное наблюдение за наиболее важными членами конгресса и Сократова клуба.

        На командном посту в департаменте энергетики в Мэриленде, официально именуемом Координационной группой по чрезвычайным обстоятельствам, изучали психологические портреты возможных террористов, готовых использовать ядерную бомбу. Там перечислялись типы психастенических больных и исследовались варианты, согласно которым они могут приобрести необходимые знания, чтобы представлять возможную опасность. Анализировались типы идейных маньяков, которые могут попробовать взорвать ядерное устройство; составлялись психологические портреты охотников за деньгами, которые будут требовать выкуп; агентов иностранных террористических организаций, готовых совершить такой ужасный акт. Среди этих портретов были такие, которые почти полностью подходили к ситуации с Адамом Грессе и Генри Тибботом, что сильно облегчало задачу Питера Клути и трех тысяч его агентов.

        Адам Грессе и Генри Тиббот уже в возрасте двенадцати лет были отмечены как вундеркинды и получили самое блестящее образование, какое только могла им предоставить богатая федеральная власть. Они познакомились с правом, гуманитарными науками, искусством, с бессмертной борьбой светлых душ человечества Антигоной, Бодлером, Сакко и Ванцетти, Мартином Лютером Кингом. Иными словами, получили все лучшее, что может дать цивилизация.

        Но они были молоды, и их бунтующие гормоны сражались с разумом. Пошлость жизни, политической и интеллектуальной, породила в них то, что можно назвать презрением к окружающему миру, который следовало сделать лучше.

        Они даже признавались себе, что волнение, испытываемое ими, когда они крали материалы официальных программ, удовлетворение при разрешении технических проблем, радостное возбуждение, которое они испытали, когда им в конце концов удалось сконструировать способную взорваться атомную бомбу мощностью в две килотонны, дало им такое ощущение силы, которое укрепило их решимость использовать ее. Но они вовсе не собирались взрывать бомбу.

   

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск