Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

74

        – А если однажды так и будет? – спросил Адам Грессе.

        – Надо молчать, пока не появится адвокат, – ответил Генри Тиббот. – Это самое важное. Мы получим двадцать пять лет только за то, что написали письмо, так что, если бомба взорвется, нам добавят всего несколько лет.

        – Ты думаешь, что они могут напасть на наш след? – испугался Адам.

        – У них нет ни малейшего шанса, – отозвался Генри Тиббот.

        – Мы избавились от всего, что может служить доказательством. Господи, неужели они умнее нас?

        Эти аргументы успокоили Адама, и всетаки он еще колебался.

        – Может, нам самим позвонить и сказать им, где она спрятана?

        – Нет, – возразил Генри Тиббот. – Они сейчас настороже, а наш звонок наведет их на след. Для них это единственный шанс схватить нас. Только помни, если дела пойдут плохо, надо держать язык за зубами. А теперь давай работать.

        Адам Грессе и Генри Тиббот в тот вечер работали в лаборатории допоздна, потому что им хотелось быть вместе. Они испытывали потребность говорить о содеянном и о возможности выхода из ситуации. Это были молодые люди с сильной волей, собственными убеждениями, презрением к власти, отказывающейся прислушиваться к разумным доводам. Хотя они выстраивали математические формулы, способные изменить судьбу человечества, но не имели никакого представления о сложностях цивилизации. Прекрасные ученые, они еще не доросли до понимания гуманности.

        Когда они уже собирались уходить, позвонил отец Генри Тиббота.

        – Сын, слушай меня внимательно, – сказал он Генри. – Тебя сейчас арестует ФБР. Ничего не говори им, пока тебе не разрешат встретиться с адвокатом. Ничего не говори. Я знаю…

        В этот момент дверь распахнулась, и в лабораторию ворвались люди.

       

       

10

       

        Богачи в Америке, без сомнения, обладают гораздо более обостренным социальным сознанием, чем богачи в любой другой стране мира. Особенно это касается людей чрезвычайно богатых, тех, кто владеет и управляет огромными корпорациями, реализует свою экономическую мощь в политике, в пропаганде всех форм культуры, таких как члены Сократова клуба.

        Сократов сельский клуб любителей гольфа и тенниса Южной Калифорнии был создан около семидесяти лет назад, еще до того, как там стали отдыхать владельцы земель, хозяева средств массовой информации и кино. Это было уникальное место отдыха, только очень богатые люди могли вступить в клуб. Формально вы могли быть черным или белым, евреем или католиком, мужчиной или женщиной, художником или магнатом. В действительности, в нем было очень мало негров и ни одной женщины.

        Наступил момент, когда Сократов сельский клуб превратился в клуб для самых просвещенных, самых достойных богачей. Осторожности ради бывший заместитель директора оперативного отдела ЦРУ был здесь руководителем системы охраны, а снабженные электроникой ограды являлись самыми высокими в Америке.

        Четыре раза в году клуб использовался как убежище для пятидесяти или ста человек, которые в действительности владели всем в Америке. Они приезжали сюда на неделю, и на это время обслуживающий персонал сокращался до минимума. Приезжие сами убирали за собой постели, готовили выпивку, а коекто по вечерам даже сам готовил на свежем воздухе шашлыки. Конечно, оставались несколько официантов, поваров и горничных, ну и, конечно, важных гостей сопровождали неизбежные помощники – в конце концов, мир американского бизнеса и политики не мог останавливаться, пока они перезаряжают свои умственные батареи.

        В течение этой недели гости собирались небольшими группами и чтото обсуждали. Работали семинары, руководимые известными профессорами из самых знаменитых университетов, занимавшихся проблемами этики, философии, вопросами ответственности избранной элиты по отношению к своим менее удачливым согражданам. Собравшиеся слушали лекции знаменитых ученых о преимуществах и опасности ядерного оружия, об электронных вычислительных машинах, исследовании космоса, экономике.

        Кроме того, они играли в теннис, плавали в бассейне, развлекались игрой в триктрак и в бридж и допоздна разговаривали о добродетели и подлости, о женщинах и любви, о женитьбах и приключениях. Это были самые ответственные люди в американском обществе. Они пытались разрешить две задачи: стать лучше, возрождая собственную юность, и объединиться для создания

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск