Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

64

постоянно стоявшим у въезда в Колонию. Двое мужчин в форменной одежде Тихоокеанского агентства безопасности охраняли ворота Афины, еще двое патрулировали обширный сад. Когда миниатюрная горничнаялатиноамериканка провела Клавдию в гостиную с огромными окнами, выходившими на океан, Клавдия приметила еще пару охранников, гулявших по пляжу позади дома. На поясе каждого висела дубинка и кобура с пистолетом.

        В комнату вошла Афина, и подруги крепко обнялись.

        – Я буду скучать по тебе, – сказала Афина. – Через неделю я уезжаю.

        – Не сходи с ума! – с горячностью заговорила Клавдия. – Почему ты позволяешь какомуто придурку, изображающему из себя эдакого амбала, поломать тебе всю жизнь? Да и мне тоже! Не могу поверить, что ты такая трусиха. Послушай, сегодня я останусь у тебя, а завтра мы получим разрешения на оружие и начнем тренироваться в стрельбе. Через несколько дней мы с тобой уже станем классными снайперами.

        Афина засмеялась и еще раз обняла подругу:

        – В тебе говорит твоя мафиозная кровь.

        На заре их дружбы Клавдия рассказала ей о Клерикуцио и о своем отце.

        Они смешали себе напитки и устроились в мягких креслах, любуясь глубоким синезеленым простором океана в обрамлении оконного переплета, словно бесценным полотном кисти великого мастера.

        – Я вовсе не трусиха, – промолвила Афина, – но тебе все равно не удастся уговорить меня и заставить переменить решение. Сейчас я открою тебе тайну, о которой тебе давно хотелось узнать. Ты можешь посвятить в нее боссов студии, и тогда вам, возможно, все станет ясно.

        И Афина поведала подруге всю историю своего замужества. Она рассказала о жестокости и осознанном садизме Боза, о том, каким унижениям он ее подвергал, и о том, как наконец она от него сбежала.

        Острым умом человека, профессия которого заключается в том, чтобы придумывать и связывать воедино различные жизненные коллизии, Клавдия сразу уловила, что Афина сознательно упустила какоето важное звено.

        – Что случилось с ребенком? – спросила она. Лицо Афины тут же превратилось в застывшую непроницаемую маску.

        – Сейчас я не могу сказать тебе об этом больше того, что уже сказала. Даже сам факт существования ребенка должен оставаться строго между нами. Это единственная деталь моего рассказа, о которой ты не должна упоминать в студии. Я очень надеюсь на тебя.

        Клавдия поняла, что не стоит давить на Афину, продолжая расспросы.

        – Но почему ты решила уйти из картины? Ведь тебя охраняют, а потом ты можешь исчезнуть!

        – Нет, – покачала головой Афина, – они будут охранять меня лишь до тех пор, пока не закончатся съемки, но и это не поможет. Я знаю Боза. Его невозможно остановить. Даже если я соглашусь продолжить съемки, мне все равно не закончить картину.

        В этот момент подруги одновременно увидели мужчину в плавках. Он вышел из воды и направился к дому, но был тут же перехвачен двумя телохранителями. Один из них дунул в свисток, и на этот зов немедленно прибежали еще двое охранников.

        Оказавшись в одиночку против четверых противников, незваный гость остановился и даже попятился назад.

        Афина вскочила на ноги.

        – Это Боз. Он хочет всего лишь напугать меня. Я его знаю. В противном случае он вел бы себя иначе.

        Женщины вышли на открытую террасу, подошли к перилам и поглядели на стоявших внизу пятерых мужчин.

        Боз Скакнет, щурясь от яркого света, задрал голову и смотрел на них. Его мощное тренированное тело в одних только плавках выглядело смертоносным оружием.

        Он улыбнулся и сказал:

        – Эй, Афина, не хочешь ли пригласить меня в дом и угостить выпивкой?

        Афина ответила ему ослепительной улыбкой:

        – С удовольствием угостила бы, будь у меня в запасе яд. Кстати, ты нарушил постановление суда. Я могу упечь тебя за решетку.

        – Неа, не можешь. Мы с тобой слишком близки, и у нас чересчур много общих секретов. – Хотя Боз улыбался, вид у него был устрашающий. Сейчас он напоминал Клавдии тех мужчин, которых она встречала на семейных торжествах Клерикуцио в Квоге.

        Один из охранников сказал:

        – Он обогнул изгородь вплавь, а появился с общего пляжа. Должно быть, он оставил там машину. Что с ним сделать – посадить под замок?

        – Не надо, – ответила Афина, – отведите его к машине, а своему начальству передайте, чтобы оно прислало сюда еще четверых охранников.

        Боз недвижно, словно античная статуя, стоял на песке, широко расставив ноги и задрав голову.

        – Еще увидимся, Афина, – бросил он, после чего стражи увели его прочь.

        – Да, – задумчиво проронила Клавдия, – есть чего испугаться. Кажется, я начинаю тебя понимать. Чтобы его остановить, нам с тобой пришлось бы научиться стрелять не из пистолетов, а из пушек.

        – Перед тем как драпать, я тебе непременно позвоню, – театральным тоном изрекла Афина. – Мы с тобой обязательно устроим прощальный ужин.

        Клавдия находилась на грани слез. Боз Сканнет смертельно напугал ее – хотя бы тем, что напомнил ей отца.

        – Вот

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск