Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

6

угрожать Джатни и Колю своими игрушечными пистолетами, и оба охотника ретировались. Коль при этом выкрикивал веселые ругательства, а Джатни шел молча, с мрачным лицом. Он относился к своему заданию весьма серьезно. Джатни заново просматривал план и уже начинал испытывать дикое удовлетворение от его абсурдности, которая и обеспечивала успех. Эта прогулка на глазах у противника должна была зафиксировать, что охотники одеты в лыжные костюмы, закрепить этот зрительный образ, чтобы обеспечить последующий сюрприз, а также создать впечатление, что охотники уходят из кампуса на уикэнд.

        Правила игры предусматривали, что маршрут поездки «президента» публикуется. На этот вечер у него запланирован банкет. Джатни и Коль решили нанести удар как раз перед полуночью, когда по условиям игры охота кончается.

        Все шло как задумано. Джатни и Коль встретились в шесть часов вечера в назначенном ресторане, владелец которого ничего не знал об их планах. Для него они оставались просто двумя юными студентами, подрабатывающими в ресторане последние две недели. Они оказались прекрасными официантами, особенно Коль, и хозяин заведения был весьма ими доволен.

        В девять вечера охрана «президента», состоявшая из сотни крепких студентов, появилась в ресторане с макетом, все входы были взяты под контроль. Макет установили в центре круга, образованного столиками. Хозяин ресторана потирал руки, глядя на этот наплыв гостей, и только когда заглянул на кухню и увидел, как два его молодых официанта прячут игрушечные пистолеты в супницы, он все понял.

        – О, Боже! – только и мог вымолвить он. – Значит, парни, сегодня вы увольняетесь.

        Коль в ответ ухмыльнулся, но Дэвид Джатни глянул на него с угрозой, и они вышли в зал ресторана, высоко держа супницу, чтобы не были видны их лица.

        Команда охраны уже поднимала победный тост, когда Джатни и Коль поставили свои супницы на центральный столик, сняли с них крышки и вытащили игрушечные пистолеты. Они направили их на безвкусно раскрашенный макет, и прозвучали щелчки, изображавшие выстрелы. Коль выстрелил один раз и разразился хохотом, а Джатни трижды неторопливо нажимал на курок, после чего бросил пистолет на пол. Он не двигался и не улыбался, когда команда охраны окружила его с поздравительными проклятьями, и все уселись за ужин. Джатни пихнул макет ногой так, что тот свалился на пол, где его уже не было видно.

        Это был один из самых простых вариантов игры в охоту. В других колледжах страны игра выглядела более серьезно. Создавались тщательно разработанные структуры охраны, макеты снабжались сосудами с жидкостью, изображавшую кровь. В наиболее либеральных колледжах макет президента делали черным.

        Однако в Вашингтоне, округ Колумбия, генеральный прокурор Соединенных Штатов Кристиан Кли собирал досье на всех шутниковубийц. И фотография Джатни, и справка о нем вызвали у него интерес. Он пометил себе, что надо поручить последить за тем, как будет в дальнейшем протекать жизнь Дэвида Джатни.

        В ту же Страстную пятницу накануне Пасхи двое гораздо более серьезных молодых людей с гораздо более идеалистическими убеждениями, чем у Джатни и Коля, и более озабоченные будущим мира, выехали из Массачусетского технологического института в НьюЙорк и оставили небольшой чемоданчик в камере хранения в Порт Офорити Вилдинг. Они шли туда среди пьяных бездомных бродяг, остроглазеньких сутенеров, начинающих проституток, толпившихся в холлах этого здания. Эти молодые люди были два вундеркинда, в двадцать лет уже ставшие профессорами в физике, участники разветвленной университетской программы. В чемоданчике лежала маленькая атомная бомба, которую они сконструировали из украденных ими в лаборатории материалов и необходимой окиси плутония. Два года у них ушло на то, чтобы по крупицам выкрадывать материалы для своей затеи, фальсифицируя отчеты и опыты, чтобы никто ничего не заметил.

        Звали их Адам Грессе и Генри Тиббот, их считали гениями, когда им было еще по двенадцать лет. Родители воспитывали ребят так, чтобы они осознавали свою ответственность перед человечеством. Они не обладали никакими пороками, кроме знаний. Блестящий интеллект вынудил их презирать соблазны, таящиеся внутри человека, такие как алкоголь, женщины, обжорство, наркотики.

        Но они не устояли перед могучим наркотиком абстрактного мышления.

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск