Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

76

Он говорил искренне, но не без наигрыша. Не мог измыслить, как отомстить, зато догадывался, что я могу коечто предпринять. Он горюет, но в то же время интригует. – Гронвельт помолчал. – Если мы провернем дело, он станет сенатором, и притом нашим сенатором.

        Джорджио беспокойно расхаживал по комнате, огибая статуи на пьедесталах и джакузи, блиставшую мрамором сквозь ткань занавесей.

        – И вы дали ему обещание, не получив нашего одобрения? – осведомился Джорджио.

        – Да, – подтвердил Гронвельт. – Иначе я не смог бы его убедить. Мне необходимо было говорить уверенно, чтобы у него возникло ощущение, будто он попрежнему у руля, будто он все еще способен влиять на ход событий, – чтобы власть снова стала привлекательной для него.

        – Терпеть не могу эту отрасль бизнеса, – вздохнул Джорджио.

        Пиппи усмехнулся. Джорджио вечно порет чушь. Сам помогал ликвидировать Семью Сантадио с такой свирепостью, что дон гордился им.

        – Полагаю, в этом деле нам потребуется компетенция Пиппи, – подсказал Гронвельт. – Кроме того, думаю, настало время его сыну войти в Семью.

        – Потвоему, Кросс уже готов? – поглядел Джорджио на Пиппи.

        – Он уже работал на побегушках, – подтвердил тот, – пора уж ему начать зарабатывать на жизнь самому.

        – Но по силам ли ему такое? – уточнил Джорджио. – Это большой шаг вперед.

        – Я с ним поговорю. Он справится.

        – А что, если мы сделаем это для губернатора, – обернулся Джорджио к Гронвельту, – а он забудет о нас? Мы пойдем на риск, и все впустую. Этот человек заправлял всей Невадой, но едва убили его дочь, как он сложил руки. У него кишка тонка.

        – Он совершил поступок, он пришел ко мне, – возразил Гронвельт. – Если бы вы знали людей, подобных губернатору, то поняли бы, что для него это весьма решительный шаг.

        – Значит, он выбьется?

        – Мы прибережем его для пары крупных дел. Я имел с ним дело в течение двадцати лет и гарантирую, что он выбьется наверх, если с ним правильно обращаться. Он знает, что к чему, весьма ушлый человек.

        – Пиппи, – распорядился Джорджио, – это должно выглядеть как несчастный случай. Дело будет шумным. Надо, чтобы ни его враги, ни газеты, ни это окаянное телевидение не строили никаких инсинуаций насчет губернатора.

        – Да, – поддержал Гронвельт, – важно, чтобы не было никаких намеков на губернатора.

        – Может, это чересчур щекотливое дело, чтобы Кросс попробовал на нем свои силы, – заметил Джорджио.

        – Нет, оно просто создано для него, – не согласился Пиппи. Возразить тут не мог никто. Во время операции командование находится целиком в руках Пиппи. Он завоевал свою репутацию во множестве подобных дел, особенно в большой войне против Сантадио, и частенько говаривал Семье Клерикуцио: «Это ведь я подставляю задницу, и если подзалечу, то предпочитаю, чтобы это случилось по моей собственной вине, а не чьейнибудь еще».

        – Ладно, тогда за дело! – хлопнул Джорджио в ладоши. – Альфред, как насчет партиечки в гольф поутру? Завтра вечером я отправляюсь по делам в ЛосАнджелес, а послезавтра возвращаюсь на восток. Пиппи, дай мне знать, кто тебе нужен будет для помощи из анклава, и сообщи мне, с нами Кросс или нет.

        Чем дал Пиппи понять, что, если Кросс откажется от этой операции, его никогда не примут в Семью.

       

        В Семье Клерикуцио все ровесники Пиппи страстно увлекались гольфом; дон частенько злорадно подшучивал, что это игра для Bruglione. В тот же вечер Пиппи и Кросс отправились на поле. Тележки они не взяли – Пиппи хотел ради упражнения походить пешком и побыть на гринах8 в одиночестве.

        Неподалеку от девятой лунки была небольшая рощица со скамейкой на опушке, и они присели там.

        – Я буду жить не вечно, – начал Пиппи. – А тебе надо зарабатывать на жизнь. Инкассирующее агентство – грандиозный источник прибыли, но содержать его нелегко. Ты должен быть своим в Семье Клерикуцио. – Пиппи уже взялся за подготовку Кросса: посылал его на ряд сложных заданий по инкассации, где требовалось прибегать к угрозам и насилию, посвятил его в семейные сплетни; онто знал, что к чему. Пиппи терпеливо дожидался подходящей ситуации, мишени, неспособной вызвать сочувствие.

        – Понимаю, – негромко отозвался Кросс.

        – Этот тип убил дочь губернатора. Хулиган вонючий. И это сошло ему с рук. Так не годится.

        Кросса позабавили психологические экивоки отца.

        – А губернатор – наш друг, – подсказал он.

        – Верно. Кросс, ты можешь сказать и «нет», помни об этом. Но я хочу, чтобы ты помог мне в деле, которое я должен выполнить.

        Кросс поглядел на плавные перекаты зеленых лужаек, на флажки над лунками, недвижные в атмосфере пустыни, серебристые горные цепи вдали, небо, отражающее сияние неоновых вывесок Стрипа, невидного отсюда. Понимая, что отныне его жизнь разительно переменится, Кросс испытал мгновение ужаса.

        – Если мне придется это не по нраву, я всегда могу пойти работать на Гронвельта, – промолвил он, но на мгновение положил ладонь отцу на плечо,

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск