Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

79

выстрелил. Теперь он распахнул дверцу, и Кросс запрыгнул в машину. Согласно плану, пистолет он не бросил, иначе убийство будет выглядеть обдуманным покушением, а не расстроившейся сделкой торговцев наркотиками.

        Пиппи вывел машину со стоянки, автомобиль прикрытия выехал вслед за ними. Две ведущие машины выкатились на позиции, и пять минут спустя все вернулись в дом Семьи. А еще через десять минут Пиппи и Кросс сидели в автомобиле Пиппи, направлявшемся в ЛасВегас. От угнанной машины и пистолета избавится оперативная группа.

        Проезжая мимо ресторана, они не увидели никаких признаков присутствия полиции. Очевидно, Тео еще не обнаружили. Пиппи включил автомобильный приемник, чтобы послушать новости. Ничего.

        – Безупречно, – отметил Пиппи. – Когда план точен, все идет безупречно.

        В ЛасВегас они прибыли с восходом, когда пустыня обратилась в угрюмое алое море. Кроссу никогда не забыть той поездки сквозь пустыню, сквозь тьму, сквозь лунный свет, которому, казалось, концакрая не будет. Потом взошло солнце, а затем, чуточку позже, полоской засияли неоновые огни Вегаса, будто маяк, возвещающий о безопасной гавани, о пробуждении от кошмара. Вегас никогда не погружается во тьму.

        И почти в этот миг на стоянке у ресторана обнаружили Тео; обескровленное лицо призрачно серело в бледном рассветном полумраке. Общественность мгновенно уцепилась за тот факт, что Тео оказался обладателем партии кокаина рыночной стоимостью в полмиллиона долларов. Яснее ясного, что сделка наркодельцов почемуто пошла наперекосяк. На губернатора не пала даже тень подозрения.

        Из упомянутого события Кросс вынес целый ряд наблюдений. Что, хотя подброшенные Тео наркотики стоили никак не более десяти тысяч долларов, власти раздули их до целых полумиллиона; что губернатора превозносили за соболезнование, выраженное семейству Тео; что через неделю пресса позабыла об этом событии напрочь.

        Пиппи и Кросса вызвали на восток, на аудиенцию к Джорджио. Тот похвалил обоих за изящную и аккуратно исполненную операцию, даже не упомянув, что смерть Тео должна была выглядеть несчастным случаем. И во время этого визита Кросс обратил внимание на то, что Семья Клерикуцио относится к нему с почтением, причитающимся Молоту Семьи, – важнейшее свидетельство того, что Кроссу выделен процент в гроссбухах игрового бизнеса в ЛасВегасе – и легальных, и нелегальных. Подразумевалось, что теперь он официально признан членом Семьи Клерикуцио, вызываемым для особых поручений, а величина его гонораров зависит от степени риска.

        Гронвельт тоже получил свое вознаграждение. После избрания сенатором Уолтер Уэввен на выходные удалился в «Занаду». Гронвельт предоставил ему виллу и пришел поздравить с победой на выборах.

        Сенатор Уэввен снова стал собой. Он играл и выигрывал, и, как прежде, приглашал поужинать танцовщиц из «Занаду». С виду он полностью оправился. Лишь единый раз помянул он о пережитом кризисе, сказав Гронвельту:

        – Альфред, у меня для вас незаполненный чек.

        – Никто не может себе позволить носить в бумажнике незаполненные чеки, – улыбнулся Гронвельт, – но все равно спасибо.

        Ему не нужны были чеки, оплачивающие долг сенатора. Ему нужна была долгая, крепкая дружба, которой не будет конца.

       

        В последующие пять лет Кросс стал экспертом по азартным играм и управлению отелемказино. Служил помощником Гронвельта, хотя в основные его обязанности попрежнему входила работа с отцом, и не только в инкассационном агентстве, каковое теперь по праву стало его наследством, но и Молотом Семьи Клерикуцио номер два.

        К двадцати пяти годам Кросс заслужил в Семье Клерикуцио прозвище Молоточек. Самому ему собственная невозмутимость в работе казалась довольно любопытным фактом. Мишенями всегда были незнакомцы. Ему они представлялись слабой плотью, облаченной в беззащитную кожу – скелет под ней придавал им сходство с диким зверьем, на которое он охотился юнцом в компании отца. Опасности Кросс боялся, но чисто умозрительно; физически беспокойство у него никак не проявлялось. Во время передышек бывали моменты, когда он просыпался по утрам со смутным чувством тревоги, будто ему снились какието кошмары. А еще бывали времена, когда он чувствовал подавленность, мысленно обращаясь к воспоминаниям о сестре и матери, к сценкам из детства и некоторым визитам после распада семьи.

        Он помнил щеки матери; ее теплая, шелковистая кожа была так нежна, что, казалось, можно расслышать биение крови под ней – глубокое, безопасное. Но в его снах эта кожа крошилась, как пепел, и кровь изливалась из омерзительных трещин алыми водопадами.

        Подобные видения пробуждали иные воспоминания. Как мать целовала его холодными губами, как руки ее вежливо задерживали его в объятьях лишь на считанные мгновения. Она никогда не брала его за руку, как Клавдию. Порой Кросс покидал ее дом после кратких визитов со стесненной грудью, пылающей, будто от побоев. В настоящем Кросс никогда не испытывал чувства утраты,

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск