Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

89

Армани, рубашка от Тернбулла и Эссера, галстук от Гуччи, а туфли от Болли. Пришелец тут же принялся бормотать извинения.

        – Она мне не сказала, что вы заняты, мисс Аквитана, наверное, ее устрашил мой значок, – он тут же продемонстрировал бляху полицейского. – Я пришел всего лишь задать несколько вопросов по поводу инцидента, случившегося вечером. Я могу и подождать. Или прийти попозже. – Несмотря на вежливую речь, вид у него был наглый. Оглядев двух других мужчин, он изрек: – Привет, Скиппи!

        – Ты не имеешь права разговаривать с ней без прессатташе и адвоката! – вскипел Скиппи Дир. – Ты ведь не настолько наивен, Джим.

        Протянув руку Клавдии и Кроссу, детектив представился:

        – Джим Лоузи.

        Оба слыхали о нем, самом знаменитом детективе ЛосАнджелеса, чьи расследования даже послужили основой для минисериала. Кроме того, он снимался во второстепенных ролях в фильмах и числился в принадлежащем Диру рождественском списке лиц, достойных получения подарков и поздравительных открыток. Так что Дир набрался храбрости изречь:

        – Джим, позвони мне попозже, и я организую тебе достойную встречу с мисс Аквитаной.

        – Разумеется, Скиппи, – любезно улыбнулся ему Лоузи.

        Но тут подала голос Афина:

        – Быть может, меня скоро здесь не будет. Почему бы не задать ваши вопросы прямо сейчас? Я не против.

        Лоузи держался вполне предупредительно, если не обращать внимания на постоянную настороженность во взоре и готовность его тела в любую секунду перейти к действиям, выработанные у него годами борьбы с преступностью.

        – При них? – справился детектив.

        Теперь Афина хранила неподвижность, шарм ее будто рукой сняло.

        – Я доверяю им куда больше, чем полиции, – спокойно проронила она.

        Лоузи пропустил этот выпад мимо ушей; ему было не привыкать к подобному.

        – Я лишь хотел спросить, почему вы отказались от обвинений в адрес мужа. Он вам чемнибудь угрожал?

        – О нет, – презрительно бросила Афина. – Просто плеснул мне воду в лицо на глазах у миллиарда человек, гаркнув: «Кислота». А на следующий день был выпущен под залог.

        – Да ладно вам, ладно, – Лоузи вскинул руки в умиротворяющем жесте. – Я просто подумал, что мог бы помочь.

        – Джим, позвони мне позже, – повторил Дир.

        Это заставило Кросса мысленно забить тревогу. Он задумчиво уставился на Дира, избегая смотреть на Лоузи. А тот избегал смотреть на него.

        – Позвоню. – Тут Лоузи на глаза попалась сумочка Афины, лежавшая на одном из стульев, и он подхватил ее. – Я видел такую на РодеоДрайв. Две тысячи долларов. – Поглядев на Афину в упор, он проговорил с высокомерной вежливостью: – Может, вы сумеете мне растолковать, зачем люди тратят такие деньги на подобную чепуху?

        С окаменевшим лицом Афина окинула взглядом полотно океана, отрубив:

        – Ваш вопрос оскорбителен. Убирайтесь отсюда.

        Поклонившись, Лоузи с ухмылкой удалился. Ему удалось произвести желаемое впечатление.

        – Значит, ты всетаки человек, – Клавдия обняла Афину за плечи. – С чего это ты вдруг так вскинулась?

        – Вовсе я не вскинулась, – возразила та. – Я просто передала ему весточку.

       

        Покинув дом Афины, все трое гостей поехали из Малибу в БеверлиХиллз, к «Нейт и Алу». Дир твердил Кроссу, что это единственное заведение к западу от Скалистых гор, где можно получить съедобное пастрами, говяжью солонину и хотдоги аля КониАйленд.

        Во время трапезы Дир задумчиво проронил:

        – Афина не вернется к работе.

        – Я знала это с самого начала, – отозвалась Клавдия. – Вот чего я в толк не возьму, с какой стати она так взъелась на детектива.

        – А вы сообразили? – рассмеявшись, спросил Дир у Кросса.

        – Нет, – признался тот.

        – Один из величайших мифов о Голливуде, – пояснил Дир, – сводится к тому, что поиметь звезду может всякий, кто ни попадя. Ну, что касается звезд мужеского пола, это и вправду так, потомуто девицы и ошиваются вокруг их квартир и отеля «Беверли Уилшир». Что же до звездженщин, тут потруднее… ну, ребятишкам, работающим у них по дому, – плотнику, садовнику там – этим еще может обломиться, скажем, ей приспичит, со мной такое случалось. У каскадеров высокий рейтинг, да и прочим парням из съемочной группы перепадает. Но подобные связи ниже черты вредят карьере звезд. Если, конечно, они не Суперзвезды. Нам, старичкам, заправляющим этим вертепом, такое не по вкусу. Черт, да неужто деньги и власть – пустые слова? – ухмыльнулся он. – Теперь поглядим на Джима Лоузи. Он крупный мужчина, недурен собой. Он убивал крутых парней понастоящему и потому окружен романтическим ореолом в глазах людей, живущих в мире, где все понарошку. Он знает это. И пользуется этим. Он не умоляет звезду, он запугивает ее. Вот почему он отколол этот номер. Фактически говоря, за этимто он и приходил. Получив благовидный предлог для встречи с Афиной, он счел, что попытаться стоит. Этот оскорбительный вопрос провозглашал, что Лоузи хочет трахнуть ее. А Афина его отбрила.

        – Значит,

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск