Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

98

будто его ставки выше, чем на самом деле. В общем, всякая чушь собачья, которой занимались ребята из универмагов в прежние деньки. Но стоит удаче отвернуться от него, и Халява напрочь теряет голову. В прошлом году он промотал два миллиона, так что мы устроили в его честь прием и преподнесли ему «Кадиллак». А он еще собачился, что это не «Мерседес».

        – Он берет из кассы фишки и деньги и не играет на них?! – возмутился Данте.

        – Разумеется, – подтвердил Кросс. – Многие так поступают. Мы не в претензии. Мы любим прикидываться дурачками. Это придает им уверенности за зеленым сукном. Дескать, они снова нас надули.

        – А почему его называют Халявой? – поинтересовался Данте.

        – Потому что он стремится все получать на дармовщинку. Подцепив девушку, он так ее кусает, будто хочет заглотить кусок ее мясца. И все сходит ему с рук. Он великий, несравненный прощелыга.

        – Жду не дождусь, когда с ним познакомлюсь, – мечтательно проронил Данте.

        – Он так и не сумел уговорить Гронвельта предоставить ему виллу, – заметил Кросс. – Меня тоже.

        – А почему мне не дали виллу? – набычился Данте.

        – Потому что это будет стоить отелю от ста штук до миллиона «зеленых» за ночь.

        – Но Джорджиото виллу дают!

        – Ладно, я проконсультируюсь с Джорджио, – согласился Кросс. Оба понимали, что Джорджио требование Данте возмутит.

        – Как же, держи карман шире, – молвил Данте.

        – Когда ты поженишься, – пообещал Кросс, – я отдам тебе виллу на медовый месяц.

        – План моей операции, – сказал Пиппи, – строится на характере Большого Тима. Кросс, ты должен участвовать в деле только здесь, в Вегасе, чтобы раскрутить этого субъекта. Ты позволишь Данте получить в кассе неограниченный кредит, а затем заставишь его векселя исчезнуть. На тебе лежит забота обеспечить, чтобы этот тип приехал сюда и не отменил свою броню. Устроишь прием, чтобы преподнести ему «РоллсРойс». Затем, когда он будет здесь, ты познакомишь его с Данте и со мной. После этого ты свободен.

        Изложение плана во всех подробностях заняло у Пиппи более часа.

        – Джорджио всегда говорил, что ты лучше всех, – с восхищением произнес Данте. – Я был просто вне себя, когда дон поставил тебя надомной в этом деле. Но теперь вижу, что он был прав.

        – Помни, что это «Причастие», а не «Конфирмация», – отозвался Пиппи, приняв эту лесть с каменным лицом. – Все должно выглядеть так, будто он решил смыться. С его репутацией да множеством судебных исков против него это будет выглядеть весьма правдоподобно. Данте, во время операции не надевай одну из своих лажовых шапчонок. Человеческая память – курьезная штука. И не забывай, что дону хотелось бы узнать от этого субъекта суть его махинации, но вообщето это необязательно. Он главарь, и, когда он исчезнет, вся махинация развалится. Так что без глупостей.

        – Без шапки мне не по себе, – холодно бросил Данте.

        Пиппи только пожал плечами.

        – И еще одно: не жульничай со своим неограниченным кредитом. Он исходит от самого дона, не желающего, чтобы отель тратил на эту операцию целое состояние. Он и так выставляет «Роллс».

        – Не волнуйся, работа для меня – лучшая награда. – Помолчав, Данте добавил с лукавой усмешкой: – Надеюсь, на сей раз ты дашь обо мне благоприятный отзыв.

        Кросс удивился: между этими двумя явно пробежала кошка. А еще Кросса удивило, что Данте пытается запугать его отца. Это не сулит ничего хорошего даже родному внуку дона.

        Но Пиппи и бровью не повел.

        – Ты ведь Клерикуцио, так кому же я должен давать отзыв о тебе? – Он хлопнул Данте по плечу. – Нам предстоит совместное дело, так давай же получим от него удовольствие.

       

        Когда Халява Снедден прибыл, Данте внимательно рассмотрел его. Крупный и толстый, но не жирный, сало льнет к костям и не колышется. Синяя джинсовая рубашка с большими нагрудными карманами и белой пуговицей посередке каждого. Один карман набит черными стодолларовыми фишками, а другой – белозолотыми пятисотками. Красные пятерки и зеленые четвертаки Халява сунул в карман своих просторных белых полотняных штанов. На ногах – сандалии.

        Играл Халява в основном в кости, где шансы на выигрыш выше всего. Кросс и Данте знали, что он уже поставил десять штук на два баскетбольных матча между колледжами, а заодно пять тысяч у нелегального букмекера на результаты бегов в СантаАните. Платить налоги Халява отнюдь не собирался. А ставки его вроде бы и не волновали. Он просто вовсю наслаждался игрой в кости.

        За игральным столом он держался гоголем, велел осталъным игрокам следовать своему примеру, добродушно покрикивая на них, чтобы не дрейфили. Ставил черные фишки, покрывая их стопками все цифры, ставил правильно всю дорогу. Когда кубики переходили к нему – швырял их с такой силой, что те отскакивали от противоположного бортика стола и катились чуть ли не в руки к Снеддену, пытавшемуся заграбастать их, но крупье был настороже и ограждал кости своей лопаточкой от покушений Халявы, чтобы остальные

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск