Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

99

игроки могли сделать свои ставки.

        Заняв место за тем же столом, Данте вместе с Большим Тимом ставил на выигрыш. Затем пустился во все тяжкие, сделав самые сокрушительные ставки, верным путем ведущие к проигрышу, если только ему не улыбнется невероятная удача. Ставил на четыре ровно и десять ровно. Ставил на паровозик за бросок и на очко и одиннадцать за бросок с шансами тридцать и пятнадцать к одному. Окликнул смотрителя зала, потребовав вексель на двадцать тысяч черными фишками, подписал его и раскидал все фишки по столу. Потребовал еще вексель. К этому времени Большой Тим уже обратил на него внимание.

        – Эй, ты, в колпаке! Сперва научись играть в эту игру! – изрек Большой Тим.

        Радостно помахав ему, Данте продолжал ставить ни в лес ни по дрова. Когда Большой Тим проскочил на семерке, Данте захватил кости, потребовал пятидесятитысячный вексель и разбросал черные фишки по всему столу в надежде, что на его долю удача не выпадет. И не выпала. Теперь Большой Тим наблюдал за ним с отнюдь незаурядным любопытством.

        Большой Тим Халява столовался в кофейне, заодно служившей ресторанчиком с незатейливой американской кухней. Большой Тим редко питался в изысканном французском ресторане отеля, североитальянском ресторане, тоже принадлежавшего отелю, или подлинном английском ресторане «Королевский паб». С Тимом вместе обедали пятеро друзей, и Большой Тим Халява заказал на всех билеты «Кено»10, чтобы все могли за обедом следить за выпадающими шарами. Кросс и Данте сидели в боковом кабинетике.

        Светлорусые, коротко подстриженные волосы придавали Халяве сходство с брейгелевским типажом веселого немецкого бюргера. Он заказал огромное множество блюд – обычным людям такого количества хватило бы на троих, – однако, надо отдать ему должное, съел практически все подчистую, да притом еще взимая дань из тарелок своих компаньонов.

        – Вот уж вправду ужасно жаль, – промолвил Данте. – Мне еще ни разу не доводилось видеть человека, до такой степени наслаждающегося жизнью.

        – Это лучший способ обзавестись врагами, – заметил Кросс. – Особенно если наслаждаешься за чужой счет.

        У них на глазах Большой Тим подписал счет (оплачивать который ему не требовалось) и велел одному из своих сотрапезников дать чаевые наличными. После их ухода Данте и Кросс расслабились, наслаждаясь кофе. Кросс любил этот огромный зал со стеклянными стенами, открывающими вид на окружающую ночь, озаренную розовым светом фонарей. Сверкание зелени деревьев и травы вливалось в зал, затмевая сияние люстр.

        – Мне вспоминается одна ночь года три назад, – сказал Кросс. – Халяве поперла удача при игре в кости. Помоему, он выиграл больше ста штук. Было около трех утра. А когда смотритель зала понес его фишки в кассу, Халява вскочил на стол и справил малую нужду, сплошь залив его мочой.

        – И как же ты поступил? – поинтересовался Данте.

        – Велел охране сопроводить его в номер и выставил счет на пять штук за испорченный стол. Который он так и не оплатил.

        – Лично я выдрал бы его ублюдочное сердце из груди!

        – Если человек приносит тебе полмиллиона в год – неужто ты не позволишь ему помочиться на стол? – возразил Кросс. – Но, правду говоря, я ему этого так и не забыл. Если честно, то сделай он подобное в казино вилл… кто знает?

        На следующий день Кросс пригласил Большого Тима на ленч, чтобы ввести его в курс по поводу приема и вручения ему «РоллсРойса». Присоединившийся к ним Пиппи был представлен Халяве.

        Большому Тиму все было мало, он никогда не останавливался на достигнутом.

        – Конечно, за «Роллс» спасибо, но когда же я получу одну из ваших вилл?

        – Вы ее заслужили, – согласился Кросс. – Во время следующего визита в Вегас вы ее получите. Обещаю, даже если придется когонибудь выставить.

        – Ваш сын куда более приятный человек, чем этот старый хрен Гронвельт, – повернулся Большой Тим к Пиппи.

        – В свои последние годы он малость сбрендил, – заметил Пиппи. – Я был его лучшим другом, но он ни разу не дал мне виллу.

        – Ну и пошел он в зад, – подытожил Большой Тим. – Теперь, когда отелем заправляет ваш сын, вы можете получить виллу когда вздумается.

        – Ни за что, – возразил Кросс. – Он не игрок.

        Все трое рассмеялись. Но теперь Большой Тим сменил курс.

        – Я тут видал коротышку в самой нелепой шапке на свете. Этот тип подписал векселей на двести штук меньше чем за час. Что вы можете мне о нем поведать? Я ведь, знаете ли, всегда присматриваю инвесторов.

        – Я ничего не могу говорить вам о своих игроках, – ответил Кросс. – Как бы вам самому понравилось, если бы я начал выкладывать посторонним сведения о вас? Могу лишь сказать, что он имеет право получить виллу по первому требованию, но не просит. Предпочитает не высовываться.

        – Вы меня только представьте. А если я заключу сделку, вам тоже перепадет.

        – Нет, – отрезал Кросс. – Но отец знаком с ним.

        – Мне малость монет не повредит, – подхватил Пиппи.

        – Хорошо, – одобрил Большой

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск