Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

102

– забавным, никогда не докучавшим девушкам серьезными разговорами. Таким же сплетником и болтушкой, как любая из них. Гронвельта почемуто порадовало, что носитель такого интеллекта способен доставить удовольствие противоположному полу. Не то что Эрнест Вейл – великий писатель и в то же время стареющий подросток с неутолимым вожделением, но без положенной светской болтовни. Далее следовал сенатор Уэввен, потенциальный президент Соединенных Штатов, относившийся к сексу, как к игре в гольф. Не говоря уж о декане из Йеля, сановнике из Чикаго, главе Национального комитета по борьбе за гражданские права и заскорузлых шишках республиканской партии. Всех их киски низводили до уровня детишек. Единственное исключение порой составляли «голубые» и наркоманы, но, с другой стороны, этито редко становятся игроками.

        Гронвельт указывал, что игрокимужчины вызывают шлюх перед тем, как сесть за стол. Зато женщины предпочитают секс после игры. Поскольку отель должен удовлетворять сексуальные запросы каждого клиента, а мальчиками по вызову не располагал, имея в запасе только жиголо, то к женщинам отель направлял барменов, крупье и младших смотрителей залов, вменяя им это в обязанности. Так Гронвельт совершил рывок вперед. Мужчинам секс нужен, чтобы подготовиться к поединку с фортуной. Женщинам же – чтобы утолить боль поражения или подхлестнуть радость победы.

       

        И в самом деле, Большой Тим вызывал шлюху за час до приема, а рано утром, проиграв кругленькую сумму, отправился в постель с обеими своими официантками. Будучи правильными девушками, они пошли на это крайне неохотно. Большой Тим решил проблему своим собственным способом: извлек десять тысяч черными фишками и заявил, что девушки смогут их забрать, если проведут с ним ночь. Да еще сопроводил увещевания своими обычными неясными посулами дать еще, если ночь будет воистину хороша. Глядя, с каким задумчивым видом они разглядывали фишки, прежде чем согласиться, Тим немало потешился. А их уловка состояла в том, что они напоили его до такой степени, что пресыщенный едой и питьем Большой Тим заснул, даже не завершив этап вступительных ласк. Захрапел между ними, своим могучим телом отодвинув девушек к самым краям постели, и обе жались к нему, пока в конце концов не свалились на пол, где и задремали.

        В ту же ночь Кроссу позвонила Клавдия.

        – Афина исчезла, – выпалила она. – В студии сущий кавардак, а я встревожена. Сколько я знаю Афину, она хотя бы раз в месяц пропадала на выходные. Но на сей раз я подумала, что тебе следует об этом знать. Ты бы лучше предпринял чтонибудь, пока она не исчезла окончательно.

        – Ничего страшного, – отозвался Кросс, утаив от сестры, что сейчас за Сканнетом присматривают его собственные люди.

        Но этот звонок сосредоточил его мысли на Афине. На ее волшебном лице, способном отразить тончайшие оттенки чувств; на плавном, прекрасном изгибе бедер. На разуме, светящемся в ее взоре, на вибрациях невидимых, сокровенных струн ее существа.

        Сняв трубку, он вызвал танцовщицу по имени Тиффани, с которой встречался время от времени.

        Тиффани распоряжалась кордебалетом в большом представлении кабаре «Занаду», что обеспечивало ей дополнительную плату и задор для поддержания дисциплины и предотвращения обычных свар между девицами, порой доходящих до драк. Несмотря на величавую красу, она неизменно проваливалась на кинопробах, простонапросто не умещаясь в кадре. Если на сцене ее красота была доминирующей, то на пленке Тиффани выглядела чудовищной.

        Пришедшая Тиффани была изумлена поспешной настоятельностью любовных ласк Кросса. Он просто сграбастал ее, сорвал одежду и принялся осыпать ее тело поцелуями. Стремительно вошел в нее и быстро достиг кульминации. Это так не походило на его обычный стиль, что она сказала чуть ли не с горечью:

        – На сей раз настоящая любовь.

        – Еще бы, – отозвался Кросс, снова приступая к занятиям сексом.

        – Да не со мной, балда ты этакая! Кто эта счастливица?

        Кросс огорчился тем, что его чувства так легко расшифровываются. И все же не мог прервать пиршество плоти. Ему было мало пышных грудей партнерши, ее шелкового языка, ее бархатного лона, источающего непреодолимый жар. Когда же наконец, не один час спустя, его пламенное вожделение было утолено, Афина попрежнему не выходила у Кросса из головы.

        Позвонив в службу доставки, Тиффани заказала завтрак на двоих.

        – Когда ты наконец доберешься до этой девочки, ее останется только пожалеть, – заметила она.

        После ее ухода Кросс почувствовал себя свободным. Столь сильная любовь – признак слабости, но утоленная похоть придала ему уверенности. В три часа утра он совершил последний обход казино.

        В кофейне сидел Данте с троицей миловидных оживленных женщин. Хотя одной из них оказалась Лоретта Ланг – певичка, которой Кросс помог разорвать контракт, – он предпочел не узнать ее. Данте приглашающе помахал ему, но Кросс лишь отрицательно тряхнул головой. Поднявшись к себе в пентхауз,

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск