Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

107

в футбольном тотализаторе. Букмекер приставил ему пистолет ко лбу, а Большой Тим сказал: «Да катись ты в задницу», и предложил десять штук в зачет долга. И букмекеру оставалось только согласиться.

        Богатство, цветущее здоровье, впечатляющая фигура и отчаянная бессовестность приносили Большому Тиму удачу во всем, к чему он только ни прикасался. А его вера в то, что неподкупных людей нет, придавала ему ауру своеобразной невинности, полезную не только в постели с женщиной, но и в судебных разбирательствах. Вкус к жизни наделял его своеобразным шармом. Он был шулером, позволяющим подглядывать в свои карты.

        Так что Большой Тим ничуть не удивился ощущению загадочности, витающему вокруг приготовлений к встрече, сделанных Пиппи Де Леной. Просто этот человек такой же халявщик, как и он, так что и вести себя с ним надо соответственно. Много сулить и мало дарить.

        Что же до Стива Шарпа – тут Большой Тим чуял великие возможности, комбинацию на много лет. Этот коротышка у него на глазах проиграл в казино всегонавсего за один день ничуть не менее полумиллиона. Откуда следует, что у него огромный кредит в казино, значит, он в состоянии загребать кучи черных денег. Он будет идеальным партнером в махинации с Суперкубком. Он может не только обеспечить деньги на тотализатор, но и не вызовет подозрений у букмекеров. Как ни крути, эти типы не примут чудовищную ставку от кого ни попадя.

        А затем Большой Тим размечтался о следующем визите в Вегас. Наконецто он получит виллу. Кого бы туда взять с собой? Ради бизнеса или ради удовольствия? Будущих жертв махинаций или, может быть, только женщин? Наконец настало время отправляться на обед с Пиппи и Стивом Шарпом. Большой Тим позвонил бывшей жене и двум детям, чтобы поболтать, а потом тронулся в путь.

        Встреча была назначена в небольшом рыбном ресторанчике в районе лосанджелесского порта. Парковочной службы при нем не оказалось, так что Большой Тим поставил машину на стоянку.

        В ресторане его встретил миниатюрный метрдотель, бросивший на него одинединственный взгляд и тут же сопроводивший к столу, за которым дожидался Пиппи Де Лена.

        Будучи экспертом по abraccio11, Большой Тим тут же заключил Пиппи в объятия.

        – А где Стив? Он что, водит меня за нос? У меня нет времени на подобную чепуху.

        Включив свое обаяние на всю катушку, Пиппи хлопнул Большого Тима по плечу.

        – А я кто, фарш печеночный? Садитесь, покушайте, такого дивного рыбного обеда вы еще не ели ни разу в жизни. Со Стивом мы встретимся чуть позже.

        Когда метрдотель принимал заказ, Пиппи распорядился:

        – Мы хотим, чтобы все было наилучшего качества и наибольших размеров. Мой друг – рекордсмен по части еды, и, если он встанет изза стола голодным, я потолкую с Винсентом.

        Метр уверенно улыбнулся, зная качество своей кухни. Его ресторан входил в империю Винсента Клерикуцио. Когда полиция будет прослеживать путь Большого Тима, здесь она уткнется носом в стену.

        Они съели вереницу устриц, мидий, креветок, а затем омаров: трех – Большой Тим, а Пиппи – одного.

        – Этот парнишка – мой друг, – сказал Пиппи, покончивший с обедом задолго до Большого Тима, – и я могу признаться, что он специализируется на наркотиках. Если это вас пугает, скажите мне прямо сейчас.

        – Это пугает меня не больше, чем этот омар, – Большой Тим ткнул огромными, утыканными шипами клешнями чуть ли не Пиппи в лицо. – Что еще?

        – Ему всегда приходится отмывать черные деньги.

        Большой Тим наслаждался трапезой; солоноватопряные ароматы океана щекотали ему ноздри.

        – Отлично, я все это знаю, – оборвал он, – но где ваш дружок, будь он неладен?

        – На яхте. Он не хочет, чтобы вас с ним видели. Это в ваших же интересах. Он очень осторожный субъект.

        – Да мне накласть с прибором на то, что меня с ним увидят! – отрезал Большой Тим. – Я хочу увидеть себя с ним.

        Наконец Большой Тим покончил с едой. На десерт он взял фрукты и чашку эспрессо. Пиппи мастерски очистил ему персик. Тим заказал еще одну чашечку эспрессо.

        – Чтобы прогнать сонливость, – пояснил он. – Этот третий омар едва не послал меня в нокдаун.

        Счета им предъявлять не стали. Пиппи оставил на столе двадцатидолларовую банкноту и вместе с Большим Тимом покинул ресторан. Под беззвучные аплодисменты метрдотеля, восхищенного представлением, заданным Тимом за столом.

        Пиппи подвел Большого Тима к небольшой прокатной машине, в которую тот втиснулся не без труда.

        – Боже, неужто тебе не по карману машина покрупнее? – проворчал он.

        – Да тут рядом, – заверил Пиппи. И в самом деде, на всю дорогу ушло минут пять. К тому времени совсем стемнело, и мрак разгоняли только огни небольшой яхты, причалившей к пирсу.

        Спущенный трап охранял мужчина, едва ли уступавший габаритами Тиму. На палубе виднелся еще один. Пиппи с Большим Тимом поднялись по трапу, и тут на палубе появился Данте, подошедший, чтобы пожать им руки. На нем снова была ренессансная шапочка, и Данте добродушно

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск