Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

108

парировал покушения Большого Тима на нее.

        Затем сопроводил их вниз, в каюту, обставленную как столовая. Все трое уселись вокруг стола в удобные кресла, привинченные к полу.

        На столе красовалась шеренга бутылок со спиртным, ведерко льда и поднос со стаканами. Пиппи налил для всех троих бренди.

        В этот момент заработал двигатель, и яхта тронулась.

        – Куда мы, черт возьми, направляемся? – насторожился Большой Тим.

        – Всего лишь прокатимся, чтобы подышать свежим воздухом, – не смутился Данте. – Как только окажемся в открытом море, сможем выйти на палубу и насладиться ночной прохладой.

        Большой Тим был не так уж доверчив, но зато верил в себя, верил, что сумеет справиться с любыми грядущими затруднениями. Объяснение его вполне устроило.

        – Тим, – начал Данте, – насколько я понимаю, ты хочешь заняться со мной бизнесом.

        – Нет, я хочу, чтобы ты занялся бизнесом со мной, – с хвастливым добродушием возразил Большой Тим. – Командовать парадом буду я. Ты отмоешь деньги, не уплачивая премиальных, да еще малость подзаработаешь. Я тут строю пассаж под Фресно, и ты можешь урвать кусочек миллионов на пятьдесять. У меня все время наклевываются новые сделки.

        – Очень даже неплохо, – прокомментировал Пиппи Де Лена.

        – А ты тут с какого боку припека? – бросил на него холодный взгляд Большой Тим. – Меня уже давно интересует это.

        – Пиппи мой младший партнер, – пояснил Данте, – мой советник. Деньги у меня, а мозги у него. – Помолчав, он искренне проговорил: – Он говорил мне о тебе много хорошего, Тим, потомуто мы с тобой и толкуем.

        Яхта двигалась все быстрей, стаканы на подносе тоненько дребезжали. Большой Тим ломал голову, следует ли вводить этого типа в курс махинации с Суперкубком. Затем на него снизошло очередное откровение, а его откровения всегда бывали безошибочными. Откинувшись на спинку стула, Большой Тим отхлебнул бренди, одарил обоих собеседников вдумчивым взглядом, который часто пускал в ход и очень хорошо отрепетировал. Взгляд человека, готового вотвот выложить самое сокровенное. Наилучшему другу.

        – Ребята, я хочу посвятить вас в один секрет. Но сперва надо выяснить, будем мы заниматься делом или нет? Ты хочешь поучаствовать в пассаже?

        – Можешь на меня рассчитывать, – заверил Данте. – Наши адвокаты встретятся завтра, а я подкину деньжат для налаживания отношений.

        Осушив свой стакан, Большой Тим подался вперед.

        – Я могу сделать результаты Суперкубка. – Он театральным жестом дал Пиппи знак наполнить стакан, упиваясь ошеломленных выражением их лиц. – Думаете, я чушь порю, правда?

        Сняв свою ренессансную шапочку, Данте с задумчивым видом оглядел ее.

        – Думаю, ты писаешь мне в шапку, – проронил он с улыбкой, будто припомнив чтото приятное. – Многие пытались это проделать. Но Пиппи у нас спец по этой части. Пиппи?

        – Невозможно, – отозвался тот, – до Суперкубка еще восемь месяцев, а вы даже не знаете, кто в нем задействован.

        – Ну и пошли на фиг! – огрызнулся Большой Тим. – Если не хотите участвовать в верном деле, меня это вполне устроит. Но я могу его прокрутить, вот что я вам скажу. Если не хотите – что ж, ладно, давайте вернемся к пассажу. Поворачивай свою лодчонку, и хватит пудрить мне мозги.

        – Да не будьте вы такой кисейной барышней, – утихомирил его Пиппи. – Просто расскажите нам, в чем тут уловка.

        – Этого я вам сказать не могу, – залпом проглотив бренди, с сожалением произнес Большой Тим. – Но я даю вам гарантию: вы ставите десять миллионов, а выигрыш мы делим поровну. Если чтонибудь пойдет не так, я возвращаю ваши десять миллионов. Ну как, это будет почестному?

        Данте и Пиппи переглянулись с понимающими усмешками. Данте втянул голову в плечи, и его ренессансная шапочка придала ему сходство с хитрой белкой.

        – Ты вернешь мне деньги налом? – поинтересовался он.

        – Не совсем, – ответил Большой Тим. – Я зачту их в следующей сделке. Сброшу десять миллионов с цены.

        – Ты подкупаешь игроков? – продолжал Данте допрос.

        – Это ему не по зубам, – возразил Пиппи. – Они зарабатывают чересчур много. Должно быть, когото из судей.

        Большой Тим малопомалу набрался энтузиазма.

        – Я ничего не могу вам сказать, но схема безотказная. И к черту деньги, подумайте о славе. Это будет величайшая махинация в истории спорта.

        – Еще бы, нас замаринуют в тюряге, – подтвердил Данте.

        – Да я просто любезность вам оказываю, не открывая карты, – стоял на своем Большой Тим. – В тюрягу отправлюсь я, а вы, ребята, нет. Да и адвокаты у меня хорошие, и связей у меня ужасно много.

        И тут впервые Данте отошел от сценария Пиппи, спросив:

        – Мы уже отвалили достаточно далеко?

        – Ага, – подтвердил Пиппи, – но, помоему, если еще немного потолковать, Тим все нам расскажет.

        – Да пошел Тим в задницу, – любезно проронил Данте. – Слышал, Большой Тим? Теперь я хочу услышать, в чем суть махинации, и без дураков. – Тон его был так презрителен, что Большому Тиму

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск