Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

121

патрон за патроном Сканнету, затем подошел к окну и стрелял в лес, пока не расстрелял все патроны. После чего вернулся к Сканнету, зарядил один патрон, крутнул барабан и приставил пистолет Сканнету под нос.

        – Я не знаю, где патрон, и ты не знаешь. Если ты все еще отказываешься написать эти письма, я нажимаю на курок. Итак, да или нет?

        Поглядев Лиа в глаза, Сканнет не отозвался ни словом. Лиа нажал на спуск. Раздался сухой щелчок бойка. Лиа одобрительно кивнул.

        – Я рад за тебя.

        Заглянув в цилиндр, он поставил патрон в боевое положение. Подошел к окну и нажал на спуск. Комната содрогнулась от грохота выстрела. Вернувшись к столу, Лиа взял из коробки еще один патрон, зарядил его в пистолет и раскрутил барабан.

        – Попробуем еще разок, – и приставил револьвер Сканнету под подбородок. Но на этот раз Скакнет отшатнулся.

        – Позови своего босса, я могу сказать ему еще пару вещей.

        – Нет, – отрезал Лиа, – с этими глупостями покончено. Отвечай, да или нет.

        Заглянув Лиа в глаза, Скакнет увидел в них не угрозу, а лишь скорбное сожаление.

        – Ладно, – не выдержал он. – Напишу.

        Его тут же подняли на ноги и усадили за письменный стол. Пока Сканнет писал, Вацци сидел на диване. Потом, взяв законченные письма, отправился в бунгало Соссы.

        – Теперь годится?

        – Вполне подойдут, – одобрил Сосса.

        Вернувшись в охотничью хижину, Вацци доложил об этом Кроссу. После чего отправился в библиотеку и сказал Сканнету:

        – Все окончено. Как только я буду готов, отвезу тебя обратно в ЛосАнджелес.

        Затем проводил Кросса к машине.

        – Ты знаешь все, что надо делать, – проговорил Кросс. – Подожди до утра. К тому времени я буду уже в Вегасе.

        – Не тревожься. Я думал, он никогда не станет писать. Какое животное! – Вацци видел, что Кросс явно озабочен. – Что он тебе сказал, пока я отсутствовал? Мне надо это знать?

        – Надо было убить его на месте, – отозвался Кросс с такой яростной горечью, какой Вацци за ним и не подозревал. – Надо было попытать судьбу. Сам себя ненавижу за то, что я такой офигенный умник.

        – Ну и ладно, – молвил Вацци. – Все уже позади. Он проводил взглядом Кросса, выезжающего за ворота, снова ощутив ностальгию по Сицилии, что случалось с ним за эти десять лет всего раз пять или шесть. В Сицилии мужчины никогда не расстраиваются так изза женских секретов. В Сицилии никогда бы не было всего этого переполоха. Сканнет давнымдавно отправился бы на дно морское.

        На рассвете к охотничьей хижине подъехал закрытый фургон.

        Лиа Вацци забрал поддельные записки самоубийцы у Леонарда Соссы и усадил его в машину, которая отвезет художника обратно в каньон Топанга. Убрал бунгало, сжег письма, написанные Сканнетом собственноручно, устранил все следы чьеголибо пребывания здесь. За время своего визита Леонард даже краем глаза не видел ни Сканнета, ни Кросса.

        Затем Лиа приготовился к казни Боза Сканнета. В операции было задействовано шесть человек. Они завязали Сканнету глаза и заклеили рот пластырем, после чего сунули его в фургон. Двое сели в фургон вместе с ним. Сканнет был совершенно беспомощен, скован по рукам и ногам. Еще один человек вел фургон, а его сопровождал стрелок с дробовиком. Пятый повел машину Сканнета. Лиа Вацци и шестой сели в еще одну, головную машину.

        Лиа Вацци наблюдал, как солнце медленно поднимается изза окутанных сумраком гор. Проехав около шестидесяти миль, караван свернул на проселок, уходящий в чащу леса.

        Наконец караван остановился. Вацци указал, как именно следует поставить машину Сканнета. Затем велел вытащить Сканнета из фургона. Тот не сопротивлялся; казалось, он уже смирился со своей участью. «Что ж, наконецто обо всем догадался», – подумал Вацци.

        Вытащив веревку из своей машины, Лиа аккуратно отмерил нужный отрезок и привязал его одним концом к суку ближайшего дерева. Двое подержали Сканнета, чтобы Вацци накинул петлю ему на шею. Взяв два посмертных письма, подделанных Леонардом Соссой, Вацци сунул их в карман пиджака Сканнета.

        Потребовалось целых четыре человека, чтобы поднять Сканнета на крышу фургона, а затем Лиа Вацци ткнул кулаком в сторону водителя. Фургон рванул вперед, Сканнет слетел с крыши и закачался в воздухе. Хруст ломающейся шеи эхом раскатился по лесу. Осмотрев труп, Вацци снял с него наручники, еще один человек снял повязку с глаз и пластырь, игравший роль кляпа. Вокруг рта остались небольшие ссадинки, но когда труп провисит в лесу пару дней, они уже не будут играть никакой роли. Вацци осмотрел запястья и лодыжки, ища следы кандалов; небольшие отметинки остались и тут, но и они никак не скажутся. Лиа остался доволен. Неизвестно, чем все это кончится, но все приказания Кросса выполнены.

        Два дня спустя получивший анонимное сообщение окружной шериф нашел труп Сканнета. Ему пришлось спугнуть любопытного бурого мишку, бившего лапой по веревке, чтобы труп раскачивался тудасюда, а когда прибыл коронер с помощником, выяснилось, что

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск