Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

122

разлагающаяся кожа трупа изъедена насекомыми.

       

       

Книга VI Смерть в Голливуде

       

Глава 10

       

        Десять голых женских попок в унисон поднялись, чтобы поприветствовать мигающий глаз камеры. Несмотря на то, что фильм все еще пребывал в преддверии ада, Дита Томми отсматривала актрис на подмостках звукового павильона «Мессалины», присматривая попку для дубляжа Афины Аквитаны.

        Афина отказалась сниматься в обнаженке, то есть не станет полностью показывать грудь и ягодицы; ошеломительная, но отнюдь не фатальная для кинозвезды скромность. Дита просто заменит ее титьки и попку чьиминибудь чужими, каковые и следует сейчас присмотреть.

        Конечно, она дала актрисам полные сцены с диалогами, не желая унижать их предложением роли сродни порнографической. Но решающим фактором становится кульминационная сексуальная сцена, когда актриса катается в постели и выставляет свои голые ягодицы на обзор камере. Хореограф эротических сцен набросал последовательность перекатываний и извивов с актером Стивом Столлингсом.

        За просмотром вместе с Дитой Томми наблюдали Бобби Бентс и Скиппи Дир. Кроме них, на смену вышли только необходимые члены съемочной группы. Томми была не против, чтобы за происходящим наблюдал Дир, но какого черта здесь делает Бобби Бентс?! На мгновение ей в голову пришла мысль изгнать его из павильона, но, если «Мессалина» будет брошена, Дита окажется в очень шатком положении, и благосклонность Бентса отнюдь не повредит ей.

        – А что именно мы здесь выискиваем? – поинтересовался он.

        Хореограф эротических сцен – юноша по имени Уиллис, заодно глава Лосанджелесской балетной компании – весело сообщил:

        – Самую красивую попку на свете. Но при этом с крупными мышцами. Нам не нужна пошлятина. Нельзя допустить, чтобы щелка приоткрылась.

        – Верно, – поддержал Бентс. – Никакой пошлятины.

        – Как насчет сисек? – поинтересовался Дир.

        – Они не должны трястись, – доложил хореограф.

        – Сиськи будем смотреть завтра, – сообщила Томми. – Ни одной женщине не дано обладать безупречными сиськами и безупречной попкой сразу – исключение составляет разве что Афина, но она их показывать не хочет.

        – Уж тебе ли не знать, Дита, – ехидно вымолвил Бентс, и Томми тут же забыла о своем шатком положении.

        – Бобби, ты сам безупречная задница, если это и есть то, чего ты выискиваешь. Она не хочет с тобой трахаться, вот ты и решил, что она розовая.

        – Ладно, ладно, – произнес Бентс. – Мне еще надо ответить на добрую сотню звонков.

        – Мне тоже, – подхватил Дир.

        – Не верю я вам, мужики, – заявила Томми.

        – Дит, прояви хоть капельку сострадания, – взмолился Дир. – Разве у нас с Бобби есть хоть минутка отдыха? Даже поиграть в гольф некогда. Смотреть кино для нас – работа. Сходить в театр или в оперу – нет времени. Для семьи едва удается выкроить минутку, а уж на развлечения урвешь от силы часок, и все тут. А что можно успеть всего за час в сутки? Трахнуться. Это наименее утомительный активный отдых.

        – Ого, Скиппи, посмотрика! – оживился Бентс. – Такой красивой попки я еще ни разу в жизни не видел!

        Дир восхищенно тряхнул головой.

        – Бобби прав. Дита, это то, что надо. Подписывай с ней контракт.

        – Господи, – недоверчиво покачала головой Томми, – вы просто дебилы. Это же черная задница.

        – Все равно подписывай, – с безудержной радостью потребовал Дир.

        – Ага, – поддержал Бентс. – На роль эфиопской рабыни Мессалины. Но какого черта она вообще попала на прослушивание?

        Дита Томми с любопытством наблюдала за обоими мужчинами. Вот вам две акулы кинобизнеса, которым нужно срочно ответить на сотни телефонных звонков, а они торчат здесь, будто парочка прыщавых юнцов, подглядывающих за женщинами.

        – Не могли же мы объявлять, что нам простонапросто нужна белая задница, когда рассылали запросы в агентства, – терпеливо растолковала она.

        – Я хочу познакомиться с этой девушкой, – заявил Бентс.

        – Я тоже, – подхватил Дир.

        Но тут их увлекательный разговор был прерван Мело Стюартом.

        – Мы можем вернуться к работе, – с торжествующей улыбкой провозгласил он. – Афина возвращается в картину. Ее муж Боз Сканнет повесился. Боз Сканнет вышел из кадра. – С этими словами он зааплодировал, как по традиции аплодирует вся съемочная группа, когда актер заканчивает свою работу в фильме и отснят его последний дубль.

        Скиппи и Бобби зааплодировали вместе с ним. Дита Томми взирала на эту троицу с явным неодобрением.

        – Элай хочет, чтобы вы двое подошли к нему сию же минуту, – сообщил Мело. – К тебе это не относится, Дита, – виновато улыбнулся он. – Обсуждение будет чисто деловым, никаких творческих решений.

        И все трое вышли из павильона. Как только они удалились, Дита Томми вызвала девушку с красивой попкой в свой трейлер. Та оказалась очень хорошенькой, понастоящему черной, а не смуглой, и была наделена бесстыдной живостью характера, в которой Дита тотчас же признала природную черту, а не актерский

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск