Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

129

кинобизнеса.

       

Глава 11

       

        Через неделю после смерти Боза Сканнета Кросс получил через Клавдию приглашение отобедать у Афины Аквитаны в Малибу.

        Он вылетел из Вегаса в ЛосАнджелес, взял машину напрокат и прибыл к охраняемым воротам Колонии Малибу, когда солнце толькотолько коснулось океана. В доме Афины уже не было специальной охраны, хотя секретарша в гостевом флигеле, как и в прошлый раз, проверила его личность и открыла ворота. Кросс зашагал через обширный сад к дому на берегу. Там его снова встретила миниатюрная горничнаялатиноамериканка, проводившая в заполненную морской зеленью гостиную, из которой до волн Тихого океана, казалось, рукой подать.

        Дожидавшаяся его Афина выглядела даже более прекрасной, чем ему запомнилось. Она оделась в зеленую блузку и слаксы, отчего будто растворилась, став частью тумана над океанской водой, раскинувшейся за ее спиной. Кросс не мог отвести от нее глаз. В знак приветствия она пожала ему руку, а не поцеловала в обе щеки, как принято в Голливуде. Напитки были уже готовы, и Афина вручила Кроссу бокал. В нем оказалась минеральная вода «Эвиан» с лимонным соком. Они присели в большие мятнозеленые мягкие кресла лицом к океану. Заходящее солнце рассыпало по комнате зайчики, будто золотые монеты.

        Кросс настолько сильно воспринимал красоту Афины, что теперь вынужден был склонить голову, чтобы не таращиться на нее. На золотую шапку волос, кремовую кожу, на ее стройное тело, вытянувшееся в кресле. Солнечные зайчики плясали в ее зеленых глазах, играя в прятки с тенью. Кросс ощутил острое желание прикоснуться к Афине, быть ближе к ней, овладеть ею.

        Афина словно и не догадывалась о чувствах, которые пробуждала в нем. Отхлебнув из бокала, она негромко промолвила:

        – Я хотела поблагодарить вас за то, что вы помогли мне остаться в кинобизнесе.

        Звук ее голоса еще больше зачаровал Кросса. В нем не было ни зноя страсти, ни зова. Но тон был настолько бархатным, полным такой царственной уверенности и все же таким теплым, что Кроссу хотелось лишь одного: не дать ей умолкнуть. «Господи Боже, – подумал он, – да что же это такое, черт возьми?» Устыдившись того, что Афина имеет над ним такую власть, он пробормотал, попрежнему не поднимая головы:

        – Я думал, что смогу заставить вас вернуться к работе, воззвав к вашему корыстолюбию.

        – Подобной слабости среди моих многочисленных недостатков нет. – Афина отвела взгляд от океана, чтобы взглянуть ему прямо в глаза. – Клавдия сказала мне, что студия расторгла соглашение, как только мой муж покончил с собой. Вам пришлось вернуть им картину и согласиться лишь на процент.

        Кросс хранил на лице непроницаемое выражение, надеясь изгнать все чувства, испытываемые по отношению к ней.

        – Наверно, я не очень хороший бизнесмен, – проронил он, желая создать у нее впечатление собственной бестолковости.

        – Ваш контракт писала Молли Фландерс, – возразила Афина. – Она в своем ремесле лучшая. Вы могли бы держаться за него.

        – Это вопрос политики, – пожал Кросс плечами. – Я хочу внедриться в кинобизнес надолго и не желаю заводить столь могущественных врагов, как студия «ЛоддСтоун».

        – Я могла бы вам помочь. Я могла отказаться возвращаться в картину.

        Кросс затрепетал, осознав, что она готова пойти на такое ради него, и поразмыслил над предложением. Студия все равно могла потащить его в суд. Кроме того, мысль стать должником Афины была для него просто невыносима. И тут ему пришло в голову, что хотя Афина и прекрасна, это вовсе не означает, что она глупа.

        – А зачем вам это? – поинтересовался он.

        Поднявшись с кресла, Афина подошла к панорамному окну. Пляж погрузился в серую тень, солнце скрылось, и в океане засверкало отражение горных хребтов по ту сторону дома и Тихоокеанского прибрежного шоссе. Глядя на покрытую рябью воду, ставшую иссинячерной, Афина проговорила, не поворачивая головы:

        – Зачем мне это? Просто я знала, что Боз Сканнет мог дать фору любому, и пусть бы он оставил хоть сотню предсмертных записок, мне наплевать, я знаю, он ни за что не убил бы себя.

        – Кто умер, тот умер, – развел руками Кросс.

        – Это верно. – Афина повернулась, поглядев прямо на него. – Вы покупаете картину, и вдруг Боз очень кстати совершает самоубийство. Вы мой главный кандидат на роль убийцы.

        Несмотря на строгое выражение, ее лицо было так прекрасно, что Кросс не в состоянии был вполне контролировать собственный голос.

        – А студия? Маррион – один из могущественнейших людей страны. Как насчет Бентса и Скиппи Дира?

        – Они поняли, о чем я их просила, – покачала головой Афина. – В точности как и вы. Они продали картину вам. Им было наплевать, что меня могут убить по окончании съемок. Но вам было не все равно. И я понимала, что вы поможете мне, хотя и сказали, что не в состоянии это сделать. Когда же я услыхала, что вы покупаете картину, то в точности поняла, как вы поступите. Но, должна сказать, не думала, что вы сумеете сделать это

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск