Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

130

настолько умно.

        Внезапно она подошла к нему, и Кросс поднялся из кресла. Афина взяла его ладони в свои. Он почуял аромат ее тела, ее дыхание.

        – Это единственное зло, которое я совершила за всю свою жизнь, – промолвила Афина. – Заставила когото пойти на убийство. Это ужасно. Было бы куда лучше для моей совести, если бы я сделала это сама. Но я просто не могла.

        – Почему вы были так уверены, что я чтолибо предприму? – осведомился Кросс.

        – Клавдия очень много рассказывала мне о вас. Я поняла, кто вы такой. Но она столь наивна, что до сих пор не вникла в самую суть. Она считает, что вы просто крепкий парень с кучей бабок.

        Кросс предельно насторожился. Она пытается вынудить его признать свою вину, хотя он никогда не открылся бы даже священнику, даже самому Господу Богу.

        – И то, как вы смотрели на меня, – продолжала Афина. – Множество мужчин смотрели на меня подобным взглядом. Это отнюдь не бесстыдство. Я знаю, что красива, люди говорят мне об этом то и дело, с самого детства. Я всегда знала, что обладаю властью, но никогда не могла ее понастоящему осознать. Вообщето я не в восторге от нее, но пользуюсь ею. Тем, что называют «любовью».

        Кросс отпустил ее руки.

        – Почему вы так боялись своего мужа? Потому что он мог погубить вашу карьеру?

        На мгновение в ее глазах вспыхнул гнев.

        – Дело вовсе не в моей карьере. И не в страхе, хотя я знала, что он убьет меня. У меня была более веская причина. – Помолчав, она проронила: – Я могу вынудить их вернуть вам картину. Я могу отказаться от продолжения работы.

        – Нет, – отрезал Кросс.

        Афина улыбнулась и с сияющим, жизнерадостным весельем произнесла:

        – Тогда мы можем просто лечь вместе в постель. Я нахожу вас очень привлекательным и не сомневаюсь, что мы можем очень недурно провести время.

        Первым делом Кросс ощутил гнев. Неужели она считает, будто может просто откупиться от него? Ясно, что она разыгрывает свою роль, пользуется своим мастерством женщины точно так же, как мужчина пользовался бы физической силой. Но на самом деле Кросса озаботило то, что он расслышал в ее тоне едва уловимый намек на издевку. Насмешку над его рыцарством. Да еще его истинная любовь обращена ею в простую похоть. Как будто она заявила, что его любовь к ней – такая же липа, как ее любовь к нему.

        – Я долго беседовал с Бозом, пытаясь заставить его пойти на сделку, – холодно бросил Кросс. – Он заявлял, что трахал вас по пяти раз на дню, когда вы были женаты.

        Ему было приятно увидеть, что это ее напугало.

        – Я не считала, но много, – призналась она. – Мне было восемнадцать, и я искренне любила его. Но не курьезно ли, что теперь я захотела его смерти? – Она на мгновение нахмурилась и небрежно осведомилась: – О чем вы еще говорили?

        – Боз открыл мне ужасный секрет, стоящий между вами, – угрюмо поглядел на нее Кросс. – Он утверждал, будто вы признались ему, что во время бегства похоронили своего ребенка в пустыне.

        Лицо Афины превратилось в неподвижную маску, ее зеленые глаза потускнели. Впервые за этот вечер Кросс ощутил, что это не актерская игра. Лицо ее покрылось бледностью, которую не разыграешь.

        – Вы и в самом деле верите, что я убила собственного ребенка? – прошептала она.

        – Боз утверждал, что вы это ему сказали.

        – Я действительно сказала ему это. А теперь я спрашиваю вас снова. Верите ли вы, что я убила собственного ребенка?

        Нет ничего ужаснее, чем произнести приговор красивой женщине. Кросс понимал, что если ответит искренне, то утратит ее навсегда. И вдруг очень ласково обнял ее за плечи.

        – Вы слишком красивы. Такой красивый человек, как вы, не способен на подобное. – Вечное преклонение мужчин пред красотой вопреки всем уликам. – Нет, я не верю, что вы это сделали.

        – Даже вопреки тому, что вина за Боза лежит на мне? – отступила она от него.

        – На вас нет никакой вины, – возразил Кросс. – Он сам убил себя.

        Афина пристально поглядела на него. Кросс взял ее за руки.

        – А верите ли вы, что я убил Боза?

        И тогда Афина улыбнулась – актриса, наконецто уразумевшая, как надо разыгрывать сцену.

        – Не больше, чем вы верите, что я убила своего ребенка.

        Они улыбнулись, они провозгласили друг друга невиновными.

        – Ну, – сказала она, взяв его за руку, – я готовлю для вас обед, а потом мы отправляемся в постель. – И повела его в кухню.

        «Сколько раз она разыгрывала эту сцену, – ревниво гадал Кросс. – Прекрасная королева, изображающая домашнюю хозяйку». Он смотрел, как готовит Афина. Она не стала надевать фартук и действовала чрезвычайно профессионально. Продолжала беседу, нарезая овощи, разогревая сковороду и накрывая на стол. Протягивая Кроссу бутылку вина, чтобы открыл, она задержала свою руку и легонько погладила его по плечу. Всего через полчаса стол был накрыт, и Кросс воззрился на нее с безмерным восхищением.

        – Одной из моих первых ролей была роль шефповара, – пояснила Афина, – так что я отправилась

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск