Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

136

лишь мимолетный взгляд. – Бентс обращался к Молли. – И за каждую переписку он будет получать дополнительно пятьдесят штук в неделю. За пять лет он огребет добрых десять миллионов.

        – Удвой сумму, – отрезала Молли. – Тогда и поговорим.

        В этот миг Вейл утратил свое чуть ли не ангельское терпение.

        – Ни один из вас не принимает меня всерьез. Я ведь могу проделать простой арифметический подсчет. Бобби, твоя сделка тянет только на два с половиной. Ты никогда не купишь у меня оригинальный сценарий, а я никогда не напишу его. Ты никогда не дашь мне переписки, а что, если вы сделаете шесть серий? Тогда ты загребешь миллиард, – и Вейл засмеялся с искренним восторгом. – Два с половиной миллиона долларов меня не спасет.

        – Над чем это ты смеешься, черт возьми? – вскинулся Бобби.

        Вейл впал чуть ли не в истерику.

        – Я в жизни даже не мечтал о миллионе, а теперь он меня не спасет.

        Клавдии было известно чувство юмора Вейла.

        – Так почему же он тебя не спасет? – поинтересовалась она.

        – Потому что я попрежнему буду жив, – растолковал Вейл. – Моей семье нужны проценты, они верили в меня, а я их предал.

        Это тронуло всех, даже Бентса, вот только Вейл звучал ужасно фальшиво, ужасно самодовольно.

        – Давайте поговорим с Элаем, – не унималась Молли Фландерс.

        Тут Вейл окончательно вышел из себя и ринулся прочь из комнаты, вопя:

        – Я просто не могу иметь с вами дела! Не стану я умолять о чемто человека на больничной койке!

        Когда он удалился, Бобби Бентс сказал:

        – И вы обе хотите держаться за этого типа?

        – Почему бы и нет, – промолвила Молли. – Однажды я представляла типа, зарезавшего свою мать и троих собственных детей. Эрнест ничуть не хуже, чем он.

        – А какие основания у тебя? – поинтересовался Бентс у Клавдии.

        – Мы, писатели, должны держаться друг за дружку, – с кислым видом проронила она. Все трое рассмеялись.

        – Ну вот, пожалуй, и все, – изрек Бобби. – Я сделал все, что мог, верно?

        – Бобби, почему бы тебе не дать ему процентдругой, это будет только справедливо, – заметила Клавдия.

        – Потому что год за годом он одурачивал тысячи писателей, звезд и режиссеров. Для него это дело принципа, – растолковала Молли.

        – Правильно, – подтвердил Бентс. – А если у них кишка была не тонка, они одурачивали нас. Бизнес есть бизнес.

        – Как себя чувствует Элай? – с поддельной озабоченностью осведомилась Молли. – Надеюсь, ничего серьезного?

        – Он чувствует себя прекрасно. Не продавай свои акции.

        – Тогда он сможет принять нас, – не спасовала Молли.

        – Я хочу увидеть его в любом случае, – подхватила Клавдия. – Меня искренне заботит здоровье Элая. Своим первым прорывом я обязана ему.

        Бентс только отмахнулся.

        – Ты будешь клясть себя на чем свет стоит, если Эрнест в самом деле наложит на себя руки. Эти дальнейшие серии тянут куда больше, чем я назвала, – проговорила Молли. – Я смягчила цифры ради тебя.

        – Этот обалдуй не покончит с собой, – презрительно возразил Бентс. – У него кишка тонка.

        – Из «Национальных Достояний» в обалдуи, – задумчиво отметила Клавдия.

        – Этот мужик определенно малость не в своем уме, – сказала Молли. – Он хрюкнет себя изза чистейшего легкомыслия.

        – Он что, колется или нюхает? – озабоченно справился Бентс.

        – Нет, – ответила Клавдия, – но от Эрнеста можно ждать любых сюрпризов. Он настоящий чудак, даже не догадывающийся об этом.

        Бентс пораскинул умом над этим сообщением. В доводах женщин есть коекакой резон. К тому же Бентс никогда не был склонен заводить врагов без надобности. Ему не хотелось, чтобы Молли Фландерс затаила против него зло. Это не женщина, а сущий ужас.

        – Позвольте мне позвонить Элаю, – решился он. – Если он даст добро, я отвезу вас в больницу. – Он не сомневался, что Маррион откажет.

        Но, к его изумлению, Маррион сказал:

        – Несомненно, они обязательно должны приехать ко мне.

        Они поехали в больницу на лимузине Бентса – донельзя длинном, но, вне всякого сомнения, роскошном. В нем имелся факс, компьютер и сотовый телефон. Рядом с водителем сидел телохранитель из Тихоокеанского агентства безопасности. Позади следовала машина охраны с еще двумя телохранителями.

        Тонированные в коричневый цвет стекла лимузина окрашивали город в тон сепии, под стать старинным ковбойским фильмам. По мере продвижения к центру здания становились выше, будто машина углублялась в чашу каменного леса. Клавдию всегда изумляло, как на коротком отрезке в десять минут езды можно перейти от пасторальной пригородной зелени к метрополису из стекла и бетона. В «Кедровом Синае» больничные коридоры казались просторнее залов аэропорта, но потолок давил на посетителей, будто жутковатый ракурс в немецком импрессионистском кино. Их встретила координатор больницы – миловидная женщина, облаченная в строгий костюм, явно приобретенный у кутюрье и напомнивший Клавдии о хостессах в вегасских отелях. Координатор провела их к спецлифту,

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск